Звезды26 ноября 2021 1:00

Рок-музыкант Вася Звездкин о том, как ковид изменил музыку, зачем красит волосы в красный и флирте с фанатками

Фронтмен рок-группы «Шары» называет себя обычным парнем с Железнодорожного района Барнаула, но за его спиной – армия поклонников по всей России
Вася выступает на сцене с детства

Вася выступает на сцене с детства

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

В 2014 году в Барнауле родилась музыкальная группа «Шары». Как признался «Комсомолке» фронтмен, вокалист Вася Звездкин, тогда никто даже и не думал, что группа с таким дурацким названием станет популярной. Но «Шары» все же покорили сердца слушателей. Этой осенью у них вышел четвертый по счету альбом и сейчас его прослушали почти 250 тысяч человек. В разговоре с корреспондентом «КП» Вася рассказал, как образовалась их группа, как пандемия ковида испортила их планы на тур и почему он выступает на концертах в девчачьей одежде.

- Вася, расскажи, как образовалась ваша группа, и почему вы выбрали такое название?

- На самом деле, название максимально барнаульское. Всё создавалось двумя 17-летними пацанами в противовес барнаульской сцене того времени, которая, в основном, представлялась около 30-летними мужчинами. Мы вдвоем с Александром Беличенко (бывший гитарист группы «Шары», прим. ред.) решили создать группу с максимально непрезентативным названием, мы смеялись над этим всем, и никто даже не надеялся, что она станет известной. Ну ладно, я все же надеялся.

Александр – парень из моей школы №130. Учился на год младше, и на моем выпускном мы пересеклись. Барабанщик Максим Никонов – Сашин друг детства, а с Антоном мы познакомились уже на нашем первом или втором акустическом концерте и взяли его в группу.

В сентябре у группы вышел очередной альбом

В сентябре у группы вышел очередной альбом

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

- Когда ты понял, что музыка – твое всё? Ты играешь лишь на гитаре или освоил и другие инструменты?

- Когда мы познакомились с Сашей Беличенко, я ему наврал, что умею петь и играть на виолончели. Не знаю, зачем я так сказал, я по жизни много вру – и швец, и жнец, и на дуде игрец. Но он поверил! Однако одна вещь все же была правдой – тогда (в 11-ом классе, прим. ред.) я уже писал музыку, и мне казалось, что это то, чем я хочу заниматься. Пару моих песен мы разобрали с Сашей, и он увидел, что я умею писать, подсказывал, где я недогибаю или наоборот. С его помощью я поверил в свои навыки.

Вообще кроме барабанов я умею в разной степени профессионализма практически всё. Лет в 12 я начал с бас-гитары и потихоньку осваивал инструмент с минимальной помощью педагогов. Я быстро ссорился с ними. Сейчас я, как человек, окончивший педуниверситет, понимаю, что это было: у меня была низкая самооценка, и, соответственно, много гонора. После гитары было пианино, а потом я понял, что никто не собирается петь мои песни и мне придется петь их самому – стал вокалистом. В дальнейшем в моей жизни появлялись и другие инструменты.

- Как семья отнеслась к твоему решению стать музыкантом?

- Спасибо огромное моей матери за терпение! Я единственный не врач в семье. Это как итальянская мафия, только у меня семья – не бандиты, а микробиологи. Когда сказал маме о своем решении, она закатила глаза, глубоко вздохнула и сказала: «Окей, делай, что хочешь, главное – не становись наркоманом».

Мама помогала мне тогда и помогает до сих пор. Помню, в 17 лет работал месяц и накопил 6 тысяч рублей на самую крутую гитару, мама добавила еще две тысячи. Но проблема в том, что гитара продавалась в Бийске. Пока мама была на даче, я сказал, что якобы еду к другу, а сам поехал в Бийск на автобусе. Тогда гитара стоила 8 тысяч, сейчас такая же на б/у-рынке стоит около 50 тысяч рублей.

В сентябре у группы вышел очередной альбом

В сентябре у группы вышел очередной альбом

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

- Зачастую у музыкантов по несколько гитар…

- Да, у меня их сейчас пять – самый рабочий вариант. Почти все гитары с женскими именами – Фиона, Гамора, Нина, Аделаида, и с мужским – Аурелиано.

- Помнишь свое первое выступление? Сразу ли удалось найти своего слушателя?

- Первый мой концерт был примерно в 2011 году. В кинотеатре «Россия» был клуб, где потом еще располагался «Джем». Один организатор собирал 10-12 разных групп, каждая исполняла по пять песен. Барнаульская сцена того времени при всей своей токсичности и комичности была еще жива. Но когда появилась группа «Шары», все уже было плохо. Местные музыканты делились на два лагеря: подпольные, где на тебя придут 20, а в лучшем случае 50 человек, и старые блюзмены. Мы не попадали ни в одну из этих категорий. Но аудитория у нас по тем меркам была революционная – все из интернета. У нас слушателей было больше в Москве, чем в Барнауле, и это что-то невероятное. Поэтому я сразу понял, что локальная сцена Алтайского края – это не наш сценарий.

- Ты сказал, что вам удалось найти слушателя, благодаря интернету. Но ведь сейчас при обилии площадок и инструментов для музыкального продвижения далеко не всем удается пробиться. Как думаешь, что мешает нынешним барнаульским исполнителям обрести популярность?

- Абсолютно ничего не мешает. Я знаю лично большое число артистов, которые на Spotify имеют несколько сотен тысяч слушателей ежемесячно, но на концерте не могут собрать и 200 человек. А все потому, что группа не концертная. Если в Барнауле есть молодой музыкант и хочет делать музыку, то ему ничего не мешает. Группа «Шары» появилась, когда было невозможно зарабатывать через прослушивания. А сейчас лейбл раз в месяц присылает тебе файл, где написано, сколько раз прослушали твои песни, и сколько раз конвертировалось это в копеечку. Я сейчас живу в Питере, но мой лейбл – в Москве. Если бы я был в Барнауле сейчас, никто бы даже и не заметил.

- Насколько я знаю, чтобы зарабатывать, нужно иметь достаточно много прослушиваний…

- Да, чтобы шли деньги, на которые можно жить, нужно в районе 100 тысяч слушателей в месяц. Но почему-то площадки платят всем артистам по-разному.

- Когда ты понял, что вот он – первый успех. И вообще, что такое успех в твоем понимании – количество прослушиваний и фанатов, или нечто иное?

- Я не знаю, как сейчас можно трактовать успех. В разное время он воспринимается по-разному. Первый успех – когда вышел сингл «Завтра понедельник» летом 2017 года, отправились в первый тур, собрали первый концерт в клубе в Москве. Это самые чистые эмоции. Потом был альбом, который репостнул Володя Котляров из группы «Порнофильмы», и я подумал, что это успех. У нас начали брать интервью люди, которых я смотрел на YouTube – тоже успех. Я знаком с людьми, которых слушают люди, которых слушаю я – и это успех. С каждым годом мне нужно все больше и больше, в голове растет настоящая зависимость от успеха, но я думаю, что это, наверно, хорошо - нужно стремиться вперед.

- 2020 год стал настоящим испытанием для артистов, так как концерты начали массово отменять. Как пережила его ваша группа?

- В марте 2020 года мы переехали в Санкт-Петербург, со всеми ребятами жили на одной квартире. Питер не был для меня новым городом, у меня там уже было большое число друзей. Через пару недель после переезда начался локдаун, и я понимаю, что если бы мы не уехали до этого момента, то мы бы так и не выбрались из Барнаула никогда.

Мы застали интересный момент, который происходит раз в 20 лет. Он в корне меняет дальнейшую историю планеты. Карантин поделил мир музыки на «до» и «после». Есть те, кто приспособился, и те, кто так и не смог. Мы всегда были концертной группой, но в 2020 году стало ясно, что этот способ дальше будет не актуален. Последний альбом тому подтверждение – он написан так, чтобы его было хорошо слушать в плеере. Современная музыка становится короче, домашнее, тише. Это нормально, просто не все музыканты готовы к таким переменам. Либо гребешь, либо тонешь.

- В сентябре этого года группу покинули два участника (Антон Увин и Александр Беличенко, прим. ред.), и накануне ты в инстаграме написал пост о том, что испытываешь сейчас стресс. Почему ребята ушли из «Шаров» и как справляешься с переживаниями, когда все идет не по плану?

- Да, все пошло не по плану. К гигантскому сожалению из группы ушли люди, которые, как я уже сказал выше, не гребут. Они не смогли или не захотели приспособиться. Мне было обидно, но я их обвинять ни в чем не собираюсь.

Как справляться со стрессом и выгоранием? Скажу так – нужно быть в мире с самим собой. Если ты научишься хотя бы 20 минут сидеть и ничего не делать (не читать, не слушать музыку), то хорошо. Но я пока так не могу.

В сентябре у группы вышел очередной альбом

В сентябре у группы вышел очередной альбом

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

- Насколько я понимаю, тексты песен пишешь ты. Многие музыканты пишут как раз в порыве переживаний, так?

- У всех по-разному. Много кто пишет в порыве эмоций, но для меня музыка – это скорее анализ прошлого опыта.

- Я видела, что сейчас ты даешь уроки игры на гитаре. Это ради заработка или нравится делиться опытом?

- И так, и так. В этом году пришлось перенести тур из-за пандемии. Мы попали в финансовые трудности. Я и раньше преподавал гитару, тем более, что у меня есть педобразование – я закончил вышку по направлению «История и обществознание».

- А где-то еще педагогическое образование тебе пригодилось?

- Да. К примеру, на днях мне пришлось поговорить со знакомым на политические темы. Так как я подкован высшим образованием, мне не составило труда пообщаться с ним про политику.

- Кстати, не так давно ты звонил родителям школьников, которых не отпустили на концерт, и уговаривал их. Как пришла эта идея в голову и как взрослые реагировали?

- Это было как раз до того, как тур отменили. Было приятно пообщаться с родителями, получились конструктивные беседы. Я узнал, почему многие родители не пускают детей на концерты – денег нет, и в ближайшие годы не будет. Это вгоняет в тоску.

- Но ведь их и раньше не было…

- Были, и я понимаю это на контрасте. В 2019 году мы катались с туром и цена билета в Москве составляла 500 или 600 рублей, а сейчас 700, но уже не все готовы отдать такие деньги ради концерта.

- Концерты у вас всегда достаточно яркие. Да и ты – эпатажная личность: постоянно разноцветные волосы, переодевания в свадебные платья и юбки на концертах. Ради чего это?

- Это не ради чего-то. Я воспитывался на кумирах, для которых это естественная грань творчества, самовыражение. Помню, что в 2015 году я выступил в Барнауле с покрашенными в красный цвет волосами и футболке с символом феминизма (кулак в знаке Венеры, прим. ред.), так люди сидели с отвисшей челюстью. А сейчас этим уже не удивишь.

В сентябре у группы вышел очередной альбом

В сентябре у группы вышел очередной альбом

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

- А как давно ты красишь волосы? Не страшно было, ведь в Барнауле за такое могли и побить?

- Первый раз я покрасился лет в 15, и это был такой борщевидный цвет. Опять же спасибо маме – она разрешала делать, что хочу. Один раз была ситуация – в 2017 году пьяные хоккеисты пытались мне что-то предъявить за красные волосы, но я объяснил им, что я с ж/д района и знаю этих, этих и этих, и вообще я везде свой. Умение коммуницировать с людьми нужным образом важнее, чем цвет волос.

В сентябре у группы вышел очередной альбом

В сентябре у группы вышел очередной альбом

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

- В фильмах часто показывают, что на рок-звезд фанатки вешаются толпами. Так ли это? И нашел ли ты свою любовь?

- Любовь свою я так и не нашел. Ну, а насчет сцен из фильмов, так сейчас такое не принято. Мы с уважением и большой любовью относимся к нашим слушателям, но флирт здесь не уместен.

- Расскажи про ваш последний альбом «Малахит». О чем он?

- Этот альбом писали я и барабанщик Максим Никонов, остальные участники группы не принимали участие. Антон Увин уехал в Барнауле на месяц, а наш гитарист Саша съехал от нас, и мы его практически не видели. Мы с Максом остались вдвоем и практически за два месяца записали альбом.

Это наш четвертый номерной альбом, в котором я описал все проблемы, с которыми пришлось столкнуться на карантинном рубеже. В нем нет ни одной похожей песни.

- А как сильно на твое творчество повлияла жизнь в Барнауле? В текстах песен часто проскальзывают «хрущевки», «коммуналки»…

- В Барнауле было всё – и коммуналка, и хрущевка, и панелька, и сталинка трехэтажная. Конечно, жизнь в этом городе повлияла на творчество. Я заметил, что в Барнауле есть собственное произношение слов. Даже то, какие слова я выбираю для текста – чисто барнаульское. Во время первого тура я понял, что в Сибири говорят громче и с большим напором. В начале творческого пути, когда я только пытался нащупать литературный стиль, мне было интересно совместить барнаульскую гоп-романтику с переводами песен моих любимых артистов.

- Не скучаешь по Барнаулу?

- Я приезжаю сюда только ради мамы и своей семьи. Скучаю больше по образам, которые остались из детства, и все они – вокруг моего дома в Железнодорожном районе. От площади Октября до Нового рынка – все мое.

Помню, что когда я приехал с концертом летом прошлого года, то расстроился: на улицах стало так мало людей, число торговых центров растет, а весь центр города можно обойти меньше, чем за час. На что здесь смотреть? Я помню, как гулял с девушками по городу неделями, и даже не по одним и тем же улицам. Гулял по руслу Пивоварки, под какими-то безумными мостами, вдоль железнодорожных путей, а в Петербурге я и представить не могу, что поеду на окраину города ради прогулки, да и незачем. Не хочу никого обидеть, но я жил в Барнауле 24 года и имею право на мнение.

- В новом альбоме есть фит с Pyrokinesis (известный рэп-исполнитель, битмейкер, прим. ред.). Как удалось с ним посотрудничать, и с кем еще в планах сделать совместные треки?

- За что я люблю Питер, так это за то, что это одна большая деревня, в которой все друг друга знают. С Андреем (настоящее имя Pyrokinesis, прим. ред.) мы знакомы давно, и как-то в процессе совместного веселья я предложил ему сделать совместный трек, он согласился. В планах на остатки этого года и начало будущего – фиты с Федей Букером (Booker, прим. ред.), группой «Космонавтов нет» и Серафимом Мукка.

- В одном из интервью ты говорил, что не готов стать взрослым. Сейчас ситуация изменилась?

- Раньше я думал, что взрослый человек – это тот, кто готов пожертвовать своей свободой ради чего-то еще. Мне казалось, что именно так и поступили мои родители ради своих детей, но я к такому не готов. А сейчас выяснилось, что быть взрослым – это как раз понимать свободу и уметь её отстаивать. С учетом этой трактовки я стал взрослее.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Барнаулец зажег на музыкальном шоу «Ну-ка, все вместе!»

24-летний Евгений Трофимов уже не в первый раз участвует в телевизионном проекте (подробнее)

Пухляша из клипа Little Big пригласили на работу в Дом культуры Заринска

Дмитрию Красилову предложили место в одном из танцевальных коллективов (подробнее)

Топ-10 цветных причесок танцора Пухляша

Заринчанин не боится красить волосы в яркие цвета и примерять на себя новые образы (подробнее)

Шоу-бизнесИнтересное