Общество4 марта 2020 8:52

Крик души алтайского министра образования: «Ребенок не должен находиться между молотом и наковальней»

Максим Костенко – о конфликтах между учителями и родителями
Максим Костенко

Максим Костенко

Фото: Олег УКЛАДОВ

Министр образования и науки Алтайского края Максим Костенко передал в редакцию «Комсомолки» написанное им лично эссе, в котором поднял вопросы травли учителей и складывающейся в обществе презумпции виновности педагога.

- Это как крик души! Смотря на то, что сейчас происходит, я не могу молчать, – говорит Костенко. – Авторитет учителя можно размазать в два счёта, а чтобы восстановить, придется приложить много сил и лет. Цели у родителей и учителей одинаковы, поэтому мы должны перестать быть соперниками! В войне взрослых, в конечном итоге, проиграют наши дети!

«Комсомолка» публикует эссе министра:

«В последнее время школа и каждый конкретный учитель находится под бдительным прицелом общественности. Еще совсем недавно активно обсуждался случай «учительницы в купальнике», а уже начал набирать «популярность» сюжет о подростке, избившем учителя. К сожалению, информации о школе, педагогах, поданной в негативе, накопилось сверх много.

Презумпция виновности учителя

Обычно в таких ситуациях родители, СМИ, некоторые представители властных структур сразу нападают на учителей, без объективного разбирательства и выяснения ситуации, без учета «презумпции невиновности», обвиняя их в халатности, в отсутствии профессиональных качеств, а, порой, - даже в преступлениях. Когда же мы анализируем результаты официальных расследований уполномоченных органов того или иного «чрезвычайного случая в школе», то часто оказывается, что школа и учитель не были виноваты. И тогда – кто-то приносит извинения учителям? Никто! Таким образом, в общественном сознании активно формируется «презумпция виновности учителя» - и это имеет далеко идущие негативные последствия.

Фигура учителя, как бы к ней не относились в конкретный промежуток времени в конкретном обществе, является фигурой культового порядка. И если ученик видит, что его учитель унижен и беззащитен, то невольно учитель теряет авторитет. А учитель, который не имеет авторитета, не является для ребенка ценностью.

Учитель в барнаульской школе

Учитель в барнаульской школе

Фото: Олег УКЛАДОВ

«Свой и Чужой»

С другой стороны, стремясь защитить и оправдать себя (т.к. нет реального механизма защиты прав учителей), учителя начинают говорить о плохом воспитании детей, о «сложных» родителях и т.д. Как следствие, возникают баррикады: «Мы и Они», «Свой и Чужой», «Наши и Ненаши», что рождает еще большее неприятие, загоняет неуважение друг к другу ещё глубже.

Результат не заставляет себя ждать - нападения на учителей, оскорбления и унижения геометрически множатся в масс-медиа и в реальной жизни. Еще около 50 лет назад академик Алексей Николаевич Леонтьев говорил: «…квинтэссенция кризисов образования – обнищание души при переобогащении информацией». Нападки на учительство - это не причина, а следствие. Это реакция, корни которой в общей культуре, в качестве жизни и т.д.

Неудивительно, что эта полемика раз за разом вспыхивает на просторах Интернета. Ведь любой человек, зачастую не будучи специалистом и не неся никакой ответственности за слова, позволяет себе высказаться однозначно и предложить универсальные решения: кто виноват? что делать? кого нужно немедля наказать и уволить. Часто в таких рассуждениях виноватыми оказываются учителя. Срабатывает простая логика - родители же работают, у них нет времени проводить достаточно времени со своими детьми, а работа учителя, как раз, состоит из общения с детьми, тем более что у учителя есть для этого профессиональное образование…

Давайте зададимся самым важным вопросом: для кого нужна школа? Разве для учителей, чтобы обеспечивать их рабочими местами? Разве для родителей, чтобы обеспечивать занятость их детей? Для министерства образования, в конце концов? Конечно, нет. Школы были созданы для детей, для их гармоничного и здорового развития, как бы это банально не звучало.

Учитель в барнаульской школе

Учитель в барнаульской школе

Фото: Олег УКЛАДОВ

Из этого вытекает сразу несколько важных выводов.

Вывод №1: учителя должны быть защищены от неуважения

Информационный век многое изменил в укладе нашей жизни. В «цифровом» мире дети стали другими, взрослые стали другими, учителя стали другими. Иерархичные (вертикальные) отношения «учитель-ученик (его семья)», какими они были в советское время, перестали существовать, но формирующиеся новые горизонтальные отношения часто минимизируют понятия уважения, экологичности коммуникаций, сотрудничества и т.д.

Учителя по умолчанию должны быть ограничены от любого проявления неуважения как со стороны учеников, так и родителей. А для этого нужно всем учиться договариваться, конструктивно решать конфликтные ситуации. По мнению академика Алексадра Григорьевича Асмолова, ключевым в школе является не учитель или ученик (его родители), а их общий диалог. Школьные взаимоотношения - это не проблема лидерства и конкуренция, где каждый должен сдвинуть другого. Это сотрудничество, общественный договор, социальная солидарность.

Вывод №2: печальные инциденты нужно не замалчивать, а решать

Индивидуальная работа с каждым учеником не должна ограничивается набором методических и дидактических средств обучения. Сегодня она подразумевает, в том числе, и адресную психолого-педагогическую поддержку школьника и его родителей, учет социальной ситуации семьи ребенка. Вспомним великое произведение Валентина Распутина «Уроки французского», где учительница переступила через нормы и правила, чтобы помочь ребенку нормально усваивать учебный материал и выживать в непростой жизненной ситуации. Очевидно, что решающую роль в становлении ребенка оказывает семья, и никакие профессиональные учителя не смогут полностью гармонично перевоспитать человека. В то же время, они могут направить ребенка в нужном направлении развития. Именно поэтому школа и конкретные учителя должны идти навстречу родителям, разговаривать с ними, не замалчивать печальные инциденты, которые могут, как кажется, плохо отразиться на репутации школы, а решать их.

Вывод №3: не должно быть оппозиции «дом – школа», «учителя – родители»

Сегодня принципиально важно понимать, что не только и не столько предметные знания будут формировать личность будущего, сколько мировозренческие установки и ценности. Семья и школа традиционно рождают и закрепляют ценностные установки личности, определяющие в дальнейшем все поведение человека. Поэтому, главное, без чего невозможно светлое будущее наших детей – понимание, что оппозиции «дом – школа», «учителя – родители» в корне не верны. Ребенок не должен находиться между молотом и наковальней. Цели у родителей и учителей – одинаковы, и мы должны перестать быть соперниками друг другу, оценщиками друг друга, а стать главными союзниками, ведь только от того, насколько успешно мы будем взаимодействовать, зависит наше будущее.

Давайте вместе помнить и руководствоваться тем, что мы живем и работаем для наших детей, ведь от их дальнейших решений зависит наше будущее, а их будущие решения зависят от нашей сегодняшней работы».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Министр образования Алтайского края: Зарплата учителя должна быть не меньше 30 тысяч рублей

После скандала с барнаульской учительницей Татьяной Кувшинниковой, которую вынудили уволиться из-за фото в социальных сетях, краевой Минобрнауки решил разработать правила безопасного поведения в интернете. Зачем нужны такие курсы и какие изменения ждут школьную систему, на радио «Комсомольская правда»-Барнаул» рассказал министр образования Алтайского края Максим Костенко (подробнее)

ОбразованиеИнтересное