Звезды17 ноября 2021 1:00

Как на Алтае главного прокурора «баней» пытали

Краевой архив представил рассекреченные документы о времени репрессий
На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

Фото: Марина КОЧНЕВА

«Вооружившись счетами, начали цифры развертывать по районам. В день выдавалось до 100 ордеров на арест. В тюрьме скопилось много арестованных. Начальник тюрьмы Стычковский имел неосторожность сказать: «В тюрьме негде уже садить арестованных». Попов грубо его оборвал: «Их нужно не садить, а впихивать коленкой», - эта жуткая цитата из воспоминаний секретаря начальника УНКВД Алтайского края Серафима Попова.

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

Фото: Марина КОЧНЕВА

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато. Ощущение, будто попал в банку с огромными пауками. Серафим Попов, начальник НКВД Алтайского края в 1937- 1938 годах бросил в смертельную паутину 14876 человек. Именно столько людей в крае было репрессировано за четыре месяца спецоперации НКВД. Из них 6766 расстреляли. Остальных отправили в лагеря.

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

Фото: Марина КОЧНЕВА

Лимит на расстрел - пять тысяч

- В июле 1937 года появился оперативный приказ НКВД за номером 447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов, - рассказывает Татьяна Павлова, главный археограф отдела использования публикаций документов. - Там подробно расписывался порядок репрессий. Операция должна была быть проведена в четыре месяца, устанавливались лимиты для каждой территории. В Западно-Сибирском крае по этой директиве должно было быть расстреляно пять тысяч человек и двенадцать тысяч отправиться в лагеря. Реальные цифры превысили лимит…

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

Фото: Марина КОЧНЕВА

100 томов сфабрикованного дела

Приказ об уничтожении людей можно увидеть на выставке, как и схему троцкистко- шпионской диверсионной организации, сначала нарисованной Серафимом Поповым, а потом воплотившейся в жизнь. В сплетенную смертельную паутину людей бросали, как мух, невзирая на звания и заслуги. Напротив, разоблачение значимых людей города добавляло Попову славы. За усердие в борьбе с врагами он даже был награжден Орденом Ленина.

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

Фото: Марина КОЧНЕВА

Организаторами большой диверсионной организации, которую требовалось «раздавить как гадину», Попов решил поставить всех секретарей горкомов, руководство Меланжевого комбината, и т.д.

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

Фото: Марина КОЧНЕВА

- Масштабы этого сфабрикованного дела огромны, - говорит Павлова. - В архиве хранится сто толстых томов.

А нужно ли рассказывать?

- Отличие этой выставки от других в том, что здесь, в основном, представлены материалы репрессий в отношении работников прокуратуры, суда, партийных руководителей, самих сотрудников НКВД. По сути ,эти люди стояли у власти, а потом репрессии не прошли и мимо них самих, - заметила на экскурсии Татьяна Павлова. - Основная сложность была в морально-этической стороне. Все мы понимаем, что репрессированные работники НКВД до этого занимались арестами и т.д. Стоял вопрос - а нужно ли рассказывать об этих людях? Но это история, факты.

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

Фото: Марина КОЧНЕВА

Есть на выставке, кстати, и материалы о наказаниях тех сотрудников, которые хоть чем-то помогали осужденным. Одного, к примеру, наказали за то, что он позволил арестованным встретиться с родственниками в своем кабинете…

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

Фото: Марина КОЧНЕВА

Прокурорское дело

Отдельным блоком в экспозиции представлены документы в отношении работников суда, прокуратуры. Прокурорское дело началось с того, что прокурор Косихинского района Ермолаев возмутился тем беззаконием, которые совершали сотрудники НКВД, выразил протест, опираясь на конституцию 1936 года.

Сразу же после этого Ермолаева арестовывают. А вслед за ним и первого главного прокурора Алтайского края Нила Позднякова. Попов объявляет бывшему члену тройки (в которую входили Поздняков, Попов и секретарь крайкома Гусев), что тот является членом контрреволюционной организации. Так участник штурма Зимнего большевик Поздняков сам испытывает на себе «клеймо» врага .

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

На выставке «Пути и судьбы» в мемориальной комнате краевого архива становится жутковато

Фото: Марина КОЧНЕВА

После ареста прокурора Попов командует: «Возьмите от меня этого бандита и допрашивайте, как кулака». Это означало избиения, издевательства, жестокие пытки.

В экспозиции есть документы допроса, где бывший арестованный Нил Поздняков уже в 1939 м году рассказывает военному прокурору, каким мучениям подвергался:

«Стою ночь и еще день, и еще ночь... За это время ко мне применялись физические меры: отбивали почки, ударили головой о стену и т.д. Вечером, когда все ушли с занятий, мне устроили «баню»: связали сзади руки и начали обжигать их свечкой, бить по животу. Я упал и потерял сознание... В общей сложности я простоял 22 суток, а 8 месяцев провел в одиночке. На одном из последних допросов Салтымаков начал топтать мои распухшие ноги. От невыносимой боли я впервые закричал и заплакал, как ребенок. Тогда он заткнул мне рот платком и начал лупить головой о стену. Не выдержав, я подписал, наконец, протокол допроса...».

Свидетели, видевшие Позднякова в тюрьме вспоминали: «Он стоял, но ходить не мог, ноги у него были опухшие, сандалии разорвались, потому что ноги были как чурки, он был уже получеловеком».

9 сентября 1939 года все арестованные прокуроры были оправданы за недоказанностью и освобождены. Им повезло больше, чем врачам и церковникам. Вернее тем, кто дожил до апелляции военного прокурора. Выжившие после никогда не вспоминали о пережитом после подписки о неразглашении тайны. В том числе и Нил Поздняков.

В 1940- м году самого Серафима Попова после суда расстреляли – система уничтожила порожденное чудовище, как паука в банке …

Подсказка КП

Выставка «Пути и судьбы»

Адрес: г. Барнаул, 5-я Западная, 85а

Работа экспозиции продлится до 2 сентября 2022 года.

Необходима предварительная запись на экскурсии численностью до десяти человек по телефону (3852) 56-63-53

Посещение бесплатное

Возрастные ограничения: 12+

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Останки 6 человек раскопали неподалеку от святого источника в Барнауле

Кости могут принадлежать монахам, которых расстреляли в период сталинских репрессий (подробнее)

КультураИнтересное