Общество4 октября 2021 4:00

«Горюем по волосам и покупаем бандану»: будни детского онкопсихолога

Фраза «держи себя в руках» для Натальи Ворониной под запретом
Психолог рассказала о некоторых моментах своей непростой работы

Психолог рассказала о некоторых моментах своей непростой работы

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

Что делать, когда ребенку поставлен пугающий диагноз «онкология»? Что ответить малышу, который спрашивает: «Мама я умру?». А если маленький пациент онкоцентра отвернулся к стене и ни с кем не хочет разговаривать? С этими и другими сложными вопросами практически ежедневно сталкивается Наталья Воронина, детский онкопсихолог АРОО «Мать и дитя». В интервью «Комсомолке» она рассказала о некоторых моментах своей непростой работы.

Психолог рассказала о некоторых моментах своей непростой работы

Психолог рассказала о некоторых моментах своей непростой работы

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

Выйти из стопора

- Наталья, как вы помогаете родителям и детям преодолеть страх, депрессию?

- Когда родители впервые попадают в больницу с детьми и узнают о диагнозе, они неизбежно проходят все стадии переживания болезни. Наиболее известная классификация включает в себя: шок/отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие. На протяжении всего периода от первого дня госпитализации и до излечения (выход в ремиссию), или, в случае неблагоприятного исхода, мы стараемся находиться рядом с пациентом и его семьей. В первые дни госпитализации, как правило, и ребенок и родитель находятся в состоянии шока, они фрустрированы случившимся. В этот период необходимо быть очень деликатным и как только я вижу, что человек готов к беседе, приглашаю его в отдельный кабинет и мы обсуждаем то, что я считаю целесообразным на текущий момент.

Психолог рассказала о некоторых моментах своей непростой работы

Психолог рассказала о некоторых моментах своей непростой работы

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

- Например, о чем идет беседа?

- Говорим о том, что случилось, какова реакция на то, что происходит. Часто родители находятся в состоянии растерянности, не знают, за что хвататься. Я объясняю, что это нормально, что это защитный механизм психики. Обучаю способам самопомощи. Это важно освоить, когда человеку становится особенно тяжело. Реакции могут разными: у кого-то случаются сильные приступы тревоги, кто-то не может успокоиться и часто подолгу плачет, кто-то замыкается в себе, не желая контакта, кто-то становится агрессивным и т.д. Такое разнообразие реакций зависит от тяжести ситуации и индивидуальных особенностей личности. Если человек способен воспринимать информацию, я лаконично рассказываю немного теории о том, как психика и организм в целом реагируют на сильнейший стресс/дистресс. После обучаю техникам самопомощи и помощи близкому. Поплакать, если плачется, а потом суметь привести себя в относительно стабильное состояние. Фраза: «держите себя в руках» для нас неприемлема. Родителей и детей в этой ситуации мы буквально учим выражать свои переживания. Для этого существует множество психологических техник. Выйти из состояния растерянности, беспомощности или паники, к примеру, иногда помогает составление плана четких действий. Обсуждаем, как говорить с врачом, какие вопросы дополнительные задать, часто советую записывать, чтобы от волнения не забыть уточнить то, что тревожит и т.д. Когда появляется план и алгоритм действий на ближайшее время – становится спокойнее.

Психолог рассказала о некоторых моментах своей непростой работы

Психолог рассказала о некоторых моментах своей непростой работы

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

«Уважаем твое пространство»

- Бывали моменты, когда дети не хотели с вами разговаривать, отворачивались к стене?

- Да, все люди разные, но механизмы психологических защит схожи и часто перекликаются. Непростой этап и очень важный, когда человек замыкается в себе, размышляет в одиночестве, проживает свою боль слезами, молчанием, обвинением, отчаянием и т.д. В подобных случаях я стараюсь наблюдать и во внутренние «брожения» не вмешиваюсь, просто даю понять, что я рядом, в любую секунду, как только ты будешь готов поговорить, мы с родными, врачами здесь, с тобой. Мы тебя не будем беспокоить, мы видим, как ты страдаешь, уважаем твое пространство, но мы рядом, если вдруг что-нибудь понадобится.

Был случай, в отделение поступила девочка-подросток. Она была мало-контактна и я к ней никак не могла подобраться. На протяжении нескольких дней я старалась деликатно, мягко и ненавязчиво с ней контактировать: сначала просто знакомство, буквально минута времени, в другой раз рассказала, чем я занимаюсь, затем немного вопросов девочке и т.п. Со временем она привыкла, знала, кто я такая, что ни на чем не настаиваю.

Через неделю-другую мы уже занимались в кабинете. Бывает, я часто говорю ребятам-подросткам: «Ты знаешь, на моих встречах с ребятами твоего возраста, мы изучаем себя, как раскрыть свою личность, свои особенности, сильные стороны дающие ресурсы, чтобы преодолеть сложности». Большинству ребят становится интересно. Так и эта девочка заинтересовалась, стала ходить. Оказалось, что очень переживала, от того, что раньше вела полуспортивный образ жизни, а теперь долго лежит. Начали искать альтернативу, фантазировать, придумывать. В итоге, пациентка увлеклась искусством визажа, смотрела ролики на эту тему, училась. Мы ей подарили набор визажиста. Она увлеченно делала макияж своим знакомым, родным, когда уезжала домой в перерывах от лечения, однажды сделала макияж некоторым мамочкам в отделении. Это новое увлечение и занятие поддержали ее в сложный момент.

Некоторые дети начинают защищаться: у меня все хорошо, не надо никаких психологов. Это нормальная психологическая реакция – отрицание. Тогда нам требуется какое-то время, чтобы привыкнуть друг к другу, к сложившейся ситуации и мы постепенно начинаем наши встречи-занятия в кабинете.

Психолог рассказала о некоторых моментах своей непростой работы

Психолог рассказала о некоторых моментах своей непростой работы

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

Еще одна история - девочка не хотела ни с кем общаться в отделении. Стали искать альтернативы, выяснили, что у нее прекрасные способности снимать видео. Договорились, что она снимет фильм про свою жизнь в больнице. Она увлеклась, смонтировала ролик. Потом она улетела в федеральный центр и там тоже фильм сделала. У многих ребят здесь раскрываются таланты. Кто-то потрясающе рисует картины, кто-то фотографирует птиц. Один очень талантливый мальчик делал потрясающие снимки насекомых и птиц, а мы с его разрешения использовали эти фотографии в качестве открыток!

Трудные вопросы

- Девочкам приходится терять волосы после химии, как здесь вы помогаете?

- И мальчикам приходится терять. При этом как девочки, так и мальчики очень переживают. Я пытаюсь захватить момент, когда доктор уже сказал, что возможна потеря волос, но процесс еще не начался. Стараюсь им донести, что по волосам тоже можно поплакать, если хочется, и плакать не стыдно. Не стоит обесценивать, фразами: «Ну что такое волосы, пустяки, новые вырастут!». Мы вместе горюем по волосам, а потом начинаем придумывать, что будем делать до того момента, как они снова отрастут. Выбираем банданы, шапочки интересные, парики модные среди подростков.

- Скажите, пожалуйста, какими способами родители, друзья поддерживают маленьких пациентов?

- Таких способов множество! Бывали плакаты под окнами, мини-салюты, фейерверки, однажды даже ребенку организовывали полет на вертолете.

Психолог рассказала о некоторых моментах своей непростой работы

Психолог рассказала о некоторых моментах своей непростой работы

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

- А если ребенок спрашивает о смерти, например: «Умру ли я?»

- Да, дети задают такие вопросы. Здесь однозначно невозможно дать какой-то совет или рекомендацию. Важно понять для начала, как родитель видит ситуацию. Я интересуюсь «Как бы вы объяснили?». А потом, если требуется, деликатно начинаю корректировать.

Была ситуация - девочка лечилась с диагнозом «острый лейкоз». Первый этап лечения шел сложно, падали тромбоциты и другие показатели. В это время она часто говорила маме: «Я, наверное, умру?». Настолько ей было тяжело.

Я поговорила с мамой, с лечащим врачом. Потом стала беседовать с ребенком: «У нас будет такой этап, потом другой. Да, будет тяжело, но потом ты окрепнешь, опять полечишься…». Таким образом, она постепенно адаптировалась. Мы детям стараемся объяснять про болезнь. Чтобы вопросы ушли, сначала надо на пальцах ребенку объяснять. У нас даже пособие разработано для малышей, где с помощью мультяшного героя разъясняется, что такое лейкоз, как клеточки плохие образовались, как они действуют на здоровые и т. д.

В любых разговорах, в том числе о болезни, смотришь на возраст, на отношение семьи. Если семья против, чтобы говорили правду о тяжести заболевания, я подхожу с другой стороны, если семья открыта, затрагиваем самые сложные вопросы. Дети сами поднимают непростые темы. В одной из сказок на песке, которые пациенты сами придумали, была истории про мальчика, у которого был слабенький организм, и он умер, но душа была жива, и мальчик превращался в ангела.

- Как помочь маленькому человеку пережить смерть друга?

- Это очень тяжело переживается. Особенно подростками. Вот они сдружились, у них один и тот же диагноз и друг умирает. Мы вместе переживаем утрату, все стадии… Ну а потом предпринимаем все усилия, чтобы убедить, что организм у каждого особенный и каждый переживает болезнь по- своему. Случаев выздоровления очень много при этом диагнозе.

- Говорят, дети, столкнувшиеся с тяжелыми заболеваниями, не по годам взрослеют.

- Это, действительно, верное наблюдение. Происходят серьезные изменения в личности ребенка, в переосмыслении жизни. Малыши часто жалеют не себя, а родителей: «Мама плачет, папа - грустный, похудел…». Начинают их успокаивать. Подростки - это вообще отдельная тема. С некоторыми из них мы тему смерти напрямую затрагиваем, и они говорят такие вещи, до которых не каждый взрослый может дозреть. Каждый раз, когда я ухожу с работы, я ухожу с чувством любви к ним и огромного восторга от этих детей. Общение с ними дает мне многое, и я очень рада быть с ними рядом.

- Что еще помогает вам в вашей непростой работе?

- Занятия спортом, прогулки на свежем воздухе, различные увлечения вне работы, поддержка родных, друзей, коллег и, конечно, вера в Бога.

Кстати

Проект «Я помогаю детям»

- Несколько лет назад нами был создан Благотворительный проект « Я помогаю детям». Наши подопечные-пациенты рисуют, мы обрабатываем рисунки, а затем делаем различную продукцию с этими изображениями, - рассказывает онкописхолог. - Так в нашей коллекции можно найти разные вещи с рисунками детей - блокноты, магниты, брелоки, футболки, фартуки, слюнявчики. Есть изделия из дерева с логотипом проекта. Все это продается и средства от продаж идут на оказание помощи нашим подопечным - отделению онкологии КГБУЗ "Алтайского краевого клинического центра охраны материнства и детства" г. Барнаула

В рамках благотворительного проекта «Я помогаю детям» можно поддержать детей с онкологическими и онкогематологическими заболеваниями и приобрести продукцию:

- Через инстаграм - https://www.instagram.com/ya_pomogay_detyam/

- Через ВК - https://vk.com/topic-148805359_35745318

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Думала, просто изжога - оказалось, рак»: молодая женщина из Барнаула случайно узнала о страшном диагнозе

До этого Елена Косса считала себя абсолютно здоровым человеком (подробнее)

Интересное