Премия Рунета-2020
Барнаул
-2°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
17 ноября 2023 7:40

«Сказали копать себе могилу»: алтайская актриса презентовала пронзительные истории из Крестного хода

В Барнауле состоялась премьера спектакля Виктории Гальцевой «Крестоходные истории»
Юбилейный Крестный ход в Коробейниково-2023. Фото: Андрей Ишутинов

Юбилейный Крестный ход в Коробейниково-2023. Фото: Андрей Ишутинов

У вас бывает ощущение, будто из реального времени с его толкотней вы попадаете в другое измерение, где душу начинает медленно поднимать вверх, как парящую птицу? Такое чувство особого потока было у меня в Крестном ходе до Коробейниково, где я не раз топала вместе с другими путниками. Такое же ощущение охватило и вчера на сольном спектакле примы музыкального театра Виктории Гальцевой «Крестоходные истории».

Моноспектакль "Крестоходные истории" в ГМИЛИКе

Моноспектакль "Крестоходные истории" в ГМИЛИКе

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

Впервые лично мы пересеклись с примой музыкального театра как раз в Крестном ходу.

- Я здесь, как на другой планете, - поделилась тогда Виктория. - Нет суеты, бесконечной тревоги, переживаний. Мы же женщины как курицы - надо за всем следить, все контролировать, а в шествии оказалась в другой обстановке: я, тишина, бог, молитва, природа и ничего больше.

В легендарный Крестный ход до чудотворной Коробейниковской иконы каждый идет со своими чаяниями: кто-то о близких молится, и живых, и умерших, кто-то ребеночка просит, кто-то от суеты хочет оторваться, кто-то от привязанностей пагубных избавиться.

Виктория Гальцева в Крестном ходе с приемными детьми Сережей и Соней. Фото: Андрей Ишутинов

Виктория Гальцева в Крестном ходе с приемными детьми Сережей и Соней. Фото: Андрей Ишутинов

Моноспектакль «Крестоходные истории», представленный 16 ноября в ГМИЛИКе, Виктория Гальцева построила на реальных историях, услышанных от путников, идущих в Коробейниково. И все они - до слез. Вот, к примеру, одна из исповедей про чудо на Чуйском тракте.

- Я вожу «Газельку», шо фер, как говорила моя бабушка. Она тоже была шо фер и многие годы водила «Полуторку». От нее я однажды, уже взрослым с изумлением услышал эту историю, - так начала Виктория Гальцева рассказ от имени одного из участников крестного хода.

Ворвались в алтарь

- Почти сто лет назад в Бийске мой дед-священник, отец Иоанн, как обычно, ушёл утром на службу. Прямо на литургии двери храма с шумом распахнулись и ворвались люди в кожаных куртках. Не церемонясь, вошли в алтарь и забрали отца Иоанна. Чуть позже эти же люди без всяких объяснений вытащили из дома матушку Елену, отшвыривая от неё цепляющихся за ноги двух детей. Третий, совсем маленький, мой будущий отец, спрятался под кровать.

Почти год бабушка провела в барнаульской тюрьме, без обвинения, без писем, без какой-либо информации о детях. Старшие оказались в детдоме, а младшего нашла сестра через пару дней в пустом доме. Забрала к себе, в деревню Шубенка, но месяца через три, опасаясь за своих четверых, сдала в милицию.

Исповедь в пути. Фото: Андрей Ишутинов

Исповедь в пути. Фото: Андрей Ишутинов

«Закапывайте нас вместе»

- Однажды утром матушку Елену вывели из тюремных ворот, усадили в грузовик и повезли куда-то. На краю городского кладбища вытолкнули её и ещё несколько женщин. Как выяснилось – все жёны священников. Поставили на краю большой ямы. А яма эта оказалась будущей могилой, которую сами себе выкопали их мужья, стоящие внизу. Одна из женщин прыгнула в яму и обняла мужа:

- Закапывайте нас вместе!

Её вытянули обратно за волосы и забили прикладами. Раздали листки бумаги:

- Подписывайте отказ от своих мужей! Иначе детей никогда не увидите!

- Пиши, матушка, соглашайся, спасай ребятишек, мне уже не помочь! – кричал отец Иоанн.

Матушка- шо фер

- Через какое-то время, забрав детей из детского дома, с новыми документами и девичьей фамилией, бабушка вернулась в Бийск. Но спокойной жизни не было:

- Поповская жена! Поповские дети! Стрелять таких надо! – кричали, стоило только выйти из дома. На работу никуда не брали, шарахались, как от прокажённой. Оставалось одно – забраться куда-нибудь в глушь, где никто не знал. Глушь начиналась сразу за Бийском и тянулась до самой Монголии. Матушка Елена выучилась на шо фера. И сейчас-то не женская профессия, а тогда и подавно! На «полуторке», машине ГАЗ, с деревянной кабиной – холод, постоянные поломки, а помочь в дороге не кому, всё сама… А дороги -то какие были в горах - двум машинам не разъехаться.

Чтобы проехать поворот, шо фер выходил, снимал шапку, бросал её у скалы и это был знак: «Подожди, едет встречная машина!».

От Бийска, вдоль дороги, через каждые несколько километров, были «Чайные». Там водители могли «заправиться» стаканчиком винца. К Семинскому перевалу многие были уже основательно подогретые и в обязанности хозяина «Чайной» у начала подъема на перевал входило запихивание пьяного в стельку шо фера в кабину. В таком состоянии было уже не страшно рулить под небеса. Там многие и оставались, а ржавые остовы машин ещё и сейчас можно найти в пропастях Горного Алтая. Женщины-водители были, в основном, не пьющие и, поэтому им доверяли наиболее опасные грузы и ответственные перевозки.

Невероятная встреча

- И, вдруг случилось чудо, в которое трудно поверить! Во время одной из поездок к границе Монголии, шофер Елена встретила мужа, живого и невредимого! Оказалось, в последнюю минуту расстрел заменили на тяжелые работы. Людей, которых как бы не было на свете, использовали как рабов. В тот момент, когда Елена и Иоанн встретились, его назначили погонщиком скота. Огромные стада животных из Монголии: лошади, верблюды, коровы, здоровенные лохматые яки шли своим ходом через горы в Бийск, на мясокомбинат. Кому-то надо было их вести, переходы были необычайно опасны – зимние бураны и метели, морозы, летние ураганы и страшные грозы запросто сметали в пропасть и животных и людей. Для этих работ идеально подходили священнослужители – с них брали честное слово, они же не могут обмануть, и никакая охрана не требовалась.

Чудотворная икона в Коробейниково. Фото: Андрей Ишутинов

Чудотворная икона в Коробейниково. Фото: Андрей Ишутинов

Сколько раз удалось повстречаться матушке Елене со своим мужем, отцом Иоанном, неизвестно. А потом он снова исчез... Может, какая-нибудь снежная лавина поглотила всех… Никто не искал погонщиков, а по документам они вообще числились давно расстрелянными...

Молись за него

А бабушка моя так всю трудовую жизнь, до пенсии и колесила по дорогам Горного Алтая. И, даже совсем старенькая, всё спрашивала:

- А что, на повороте перед Чике-Таманом, яму-то здоровую так и не заделали?

- На месте, колдобина!

- Ух, сколько там рессор поломато и колёс пробито! А у Манжерока осыпь так и сыпет на дорогу?

- Бывает!

- Ух, однажды мне прямо в кузов валун прилетел – разрубил машину на две части! Чудом жива осталась! Или, скорее, молитвами деда твоево, отца Иоанна! Ты молись за него…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Впереди 80-летний старец Иоанн. На Алтае начался юбилейный крестный ход в Коробейниково

25 июня в 25 раз православные отправились за 250 километров в Коробейниково (подробнее)

О мече Дон Жуана, поклонниках, молитве и приемных детях. Прима Виктория Гальцева готовится к бенефису

Прима Алтайского музыкального театра – об адреналине сцены, переплетениях судьбы и помощи Богородицы (подробнее)