Премия Рунета-2020
Барнаул
-12°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
8 ноября 2023 9:02

«Лошадей вывезли, ворота заварили»: как в Барнауле пытались спасти легендарную конеферму аграрного вуза, но сделать этого не удалось

Сотрудники закрытой конефермы АГАУ в Барнауле будут уволены с января
Надежда Кириллова всю жизнь посвятила конному спорту

Надежда Кириллова всю жизнь посвятила конному спорту

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

На прошлой неделе в Барнауле разразился скандал по поводу закрытия конефермы Алтайского государственного аграрного университета. По решению ректора вуза с 1 ноября ферма с 37-летней историей прекратила свое существование. Нужно ли говорить, каким ударом это стало для сотрудников и людей, которые там занимались. Подробнее – в нашем материале.

Закрыть, нельзя спасти

В начале ноября в соцсетях конефермы появились новости о закрытии. Как сообщили в пресс-службе Алтайского государственного аграрного университета, поводом для этого стало то, что вуз содержал её на внебюджетные средства, но ферма в последние годы была убыточной. Так, по данным представителей университета, конным спортом там занимались лишь восемь детей, пятеро из которых живут в поселке Центральный, где находится организация. Лицензии на проведение таких тренировок у вуза якобы не было.

- На объекте в поселке Центральный, ул. Промышленная, 32, где велись тренировки, провел проверку ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Алтайском крае». По итогам получено отрицательное заключение: строения, сооружения, помещения, оборудование и иное имущество, которое планируется использовать для лицензируемого вида деятельности и находящееся на территории, где ведутся тренировки, не соответствует требованиям предъявляемым законодательством, - говорится в официальном сообщении вуза.

В итоге было решено закрыть конеферму, а лошадей передать Барнаульскому Ипподрому, где им окажут должный уход. Всего с фермы забрали 34 лошади, среди которых есть жеребые (беременные – прим. авт.) кобылы и жеребята. Животных пообещали не бросать на произвол судьбы – их состояние вуз будет отслеживать в рамках договора аренды.

Жеребенок

Жеребенок

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

Закрыть нельзя, спасти

Однако у сотрудников конефермы на эту ситуацию совершенно иной взгляд. Как рассказала тренер-преподаватель высшей категории Краевой СШОР Надежда Кириллова, она работала на конеферме со дня ее основания в 1986 году. За период с 1 января по 31 октября этого года на конеферме занимались 24 человека, 12 из которых платили по 6 тысяч рублей в месяц. Также на ферме увлекались ездой сотрудники, студенты, спортсмены краевой спортшколы и коневладелец – для них занятия были бесплатны.

- За 10 месяцев АГАУ перечислено 660 000 рублей. Если проанализировать, как ходят дети, то можно увидеть, что в апреле оплата была у 15 человек, потому что в мае на территории конефермы проводились соревнования, в июле занятия оплатили 14 человек, так как в августе должны были также быть соревнования, но ректор запретил их проводить. Помимо этого запретил и выезды на соревнования в другие города. В результате в августе оплатили тренировки всего 8 человек, - пояснила Надежда Кириллова.

Спортсмены на конеферме

Спортсмены на конеферме

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

Уже тогда было ясно, что заниматься сохранением и развитием фермы вуз не планирует. Сотрудники своими силами пытались привлечь к ситуации внимание чиновников, и даже обращались в приемную президента, но там их перенаправили к правительству Алтайского края и Минспорта региона. В ответе министерства за подписью тогда еще временно исполняющего обязанности министра спорта Максима Рябцева говорится, что сохранение фермы входит в компетенцию университета, а не краевых властей.

- Пережили развал страны, справились с лихими 90-ми, но аграрный университет пережить оказалось сложнее, - подытожила Надежда Кириллова.

Как только сотрудники фермы узнали о закрытии, они пытались найти варианты, чтобы сохранить участок и животных. Выкупить лошадей, на которых занимаются дети, предлагали даже родители. Кроме того, взять лошадей на содержание были готовы ООО «Они», БГОО «Федерация конного спорта г. Барнаула», Общественная Организация «Алтайская Краевая Федерация Современного Пятиборья и Конного Спорта». Что касается территории фермы, то сотрудники готовы были её арендовать. Однако события разворачивались крайне стремительно, и уже к вечеру 2 ноября всех обитателей вывезли на ипподром, а ворота «заварили». Сотрудники будут официально уволены в январе следующего года. Конеферма с многолетним наследием была уничтожена…

Все начиналось с Дисциплины

Если для одних конеферма – бесперспективная трата средств, то для других это нечто большее. Больше, чем просто ипподром и пара десятков живых душ. Это целое семейное дело.

- В 80-м году мы с мужем закончили Тимирязевскую академию и по распределению уехали в Казахстан. Там отработали шесть лет и решили переехать в Барнаул – поближе к моим родителям. Начали искать, где можно поработать с лошадьми. Совхоз «Барнаульский» на тот момент был миллионером, даже Горбачев там был, доярки и механизаторы, выигравшие в социалистических соревнованиях, получали по машине или мотоциклу. И мы пришли к директору совхоза Владимиру Петровичу Штаба, рассказали про лошадей и конный спорт, и он загорелся, - рассказала «Комсомолке» Надежда Кириллова.

Надежда Кириллова всю жизнь посвятила конному спорту

Надежда Кириллова всю жизнь посвятила конному спорту

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

Так Надежда Александровна со своим супругом Амантаем Садыковичем купили на Алтайском 39-м конном заводе лошадь с весьма необычной кличкой.

- Я пришла к директору и сказала, что нужно перевести заводу деньги за лошадь – стоила она тогда 7 тысяч рублей. Владимир Петрович вызвал главного бухгалтера и говорит: «Мы с молодыми специалистами решили купить в совхоз Дисциплину, так как она у нас немного хромает. Это же не сильно дорого? Потом еще Порядок прикупим тысяч за 10, и все у нас будет хорошо!». Бухгалтер, наверное, подумал, что директор с ума сошел, мы рассмеялись и признались, что шутим так. Так и началась история конефермы, - вспоминает заслуженный тренер.

По тем меркам, лошадь стоила столько же, сколько автомобиль «Жигули», но директор верил, что конный спорт нужен людям. Поэтому совсем скоро основатели конефермы поехали за новыми лошадьми в Казахстан и даже Латвию. Тогда их интересовали лучшие спортивные породы. За 37 лет существования фермы выведенные на ней животные латвийской, тракененской и ганноверской пород разъехались по разным уголкам мира: Казахстан, Киргизия, Германия, Англия, Турция… Клички наших лошадей есть в списках победителей престижных соревнований.

- А потом были 90-е… Руководство менялось, повышалась стоимость электроэнергии и бензина, а цена на молоко осталась на том же уровне. Хозяйства терпели убытки, и наше в том числе. Многие стали уничтожать КРС, лошадей нечем было кормить. Но всегда находили выход: расчищали снег и выпускали лошадей пастись в марте. У нас ни одна лошадь не погибла. Были времена, когда на конеферме отключили свет, и мы полгода работали со свечками, но я нашла выход и стала сама платить за свет из своего кармана. А с деньгами было очень туго: мужу зарплату не платили, получала деньги лишь я – за тренерство. На тот момент у нас уже было трое детей, представляете? И выжили мы, наверное, лишь благодаря корове: мы ее доили и продавали молочку. А потом, когда совхоз был уничтожен, я пошла к ректору АГАУ, и он взял конеферму на баланс. Мы, наконец, выдохнули, - продолжила собеседница.

После того, как ферма оказалась под крылом университета, сотрудники вновь стали получать зарплату, у лошадей появилось достаточно корма. Казалось, тяжелые времена позади…

- Это был период подъема. Тогдашний председатель городского комитета по спорту Владимир Альт очень нам помогал – отправлял на все соревнования, на которые мы хотели. Мы были одной из лучших команд по троеборью в Сибири, бронзовыми, серебряными и абсолютными чемпионами по России в командном и личном зачете. На наших кобыл приходили смотреть специально, - говорит Надежда Кириллова.

В лошадей на этой ферме верили, и животные платили спортсменам тем же – преданной и чистой любовью, старанием и рвением к победе. Недаром говорят, что лошади все понимают. Для тренера с таким невероятным стажем, как у Надежды, каждый жеребенок – это тоже маленький ученик, которого она вместе с подопечными ставила на ноги. Собеседница призналась, что практически сразу после рождения она знала, какой у жеребенка будет характер, какие способности.

- С детками так же. И наши лошади им, действительно, помогали. Мы занимались не только конным спортом, но и иппотерапией. Один мальчик не говорил до 12 лет – просто мычал. Занимался у нас полгода, а как-то вечером, когда его пришли забирать родители, он закричал: «Мама!». Женщина плакала… И мы тоже. Наши спортсмены до сих пор пишут нам слова благодарности, мы учим их не только обращению с лошадьми, но и упорству, силе воли, любви, - подчеркнула основательница конефермы.

О любви

К слову, о любви. Когда-то конеферма была в руках Надежды и её супруга, а потом они передали дело всей свой жизни детям – сын основателей до недавних пор работал там тренером. Там же он встретил свою любовь – Юлию.

- Мы давно были знакомы с Русланом, дружили семьями, а потом как-то так вышло… В прошлом году поженились, - смущаясь, рассказывает сноха Надежды Александровны.

Юлия и Руслан Копербаевы

Юлия и Руслан Копербаевы

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

Юлия никогда не работала на конеферме, но для нее она тоже была домом. Девушка уже много лет профессионально занимается конным спортом в краевой спортшколе. Несколько лет назад на ферме она встретила своего будущего напарника – гордого жеребца Капитана.

- Я растила его, когда он был еще совсем крохой, учила всему, готовила к соревнованиям, но руководство вуза не позволило на них поехать. Я считаю, что они не имели на это права – я являюсь спортсменкой СШОР и должна была участвовать от имени школы, с которой у конефермы заключен договор аренды животных, - пояснила Юлия Копербаева.

Со слов девушки, «перекрывать воздух» сотрудникам конефермы и спортсменам, которые там занимаются, начали задолго до закрытия: сократили штат, уволив конюхов, перестали допускать к соревнованиям и проводить их, сократили все расходы по максимуму.

- Мы предлагали разные варианты, но нас не слушают. Лошадей отдали под аренду на ипподром, и уже ходят слухи, что их могли отдать в субаренду другим клубам. Нам даже не дали прочитать договор, на каких условиях будут ухаживать за животными. Понимаете, спортивную лошадь нельзя тренировать больше двух часов в день, иначе она превратится в простую клячу. Я могла бы попробовать взять Капитана в аренду у ипподрома, но я не знаю, какая у него будет там нагрузка, и не хочу, чтобы его мучили, - объяснила профессиональная спортсмена краевой школы Юлия Копербаева.

Кстати, попрощаться девушке с Капитаном так и не дали… Момент, когда увозили лошадей с площадки конефермы, стал невероятным потрясением для всех сотрудников. Супругу Надежды даже пришлось вызывать скорую помощь.

- Я одна держалась ради своей семьи и дальше буду помогать, как смогу, - подчеркнула Надежда Кириллова.

«Комсомолка» будет следить за развитием событий.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Укусил Ким Чен Ира. Куда продают алтайских орловских рысаков

Кровь наших скакунов «играет» почти во всех чемпионах по всей России (подробнее)

Интересное