Общество

«В России нет опасных зон турбулентности»: пилоты рассказали о тонкостях своей профессии

9 февраля в России отмечается День гражданской авиации
Директор Алтайской летной школы Сергей Акопян и майор запаса, командир Airbus A320 авиакомпании «Ямал» Антон Смирнов.

Директор Алтайской летной школы Сергей Акопян и майор запаса, командир Airbus A320 авиакомпании «Ямал» Антон Смирнов.

Фото: Ольга ВЕДЕРНИКОВА

9 февраля в России отмечается День гражданской авиации. Почему некоторые пилоты не любят аплодисменты от пассажиров, что будет, если не перевести телефон в авиарежим, какой момент полета считается самым опасным – об этом и многом другом во время эфира на радио «Комсомольская правда»-Барнаул» (106.8) рассказали директор Алтайской летной школы Сергей Акопян и майор запаса, командир Airbus A320 авиакомпании «Ямал» Антон Смирнов.

Сложно ли управлять самолетом?

Существует мнение, что управлять самолетом не сложнее, чем ездить на мотоцикле. Сами летчики отчасти с этим соглашаются.

– Доля правды в этом есть, – говорит Антон Смирнов. – Самолет на то и САМОлет, потому что сам летает. Когда мы становились на крыло, инструкторы всегда, ругая нас, говорили – не мешай самолету лететь. На первых порах ведь курсант не совсем адекватно реагирует на все отклонения самолета: дергает ручку, педаль, делает только хуже.

По словам летчиков, сейчас уровень автоматизации самолетов очень высок. Это позволяет минимизировать человеческий фактор. Пилот доверяет автоматике, но контролирует ее, ведь любое железо может ломаться.

Почему нужно отключать телефон?

Переход в авиарежим необходим потому, что мобильная связь создает помехи.

– Вы, наверное, слышали, когда звонит телефон, радиоприемник начинает сразу фонить – здесь то же самое. Создаются определенные помехи, но не критические, – объясняет Антон Смирнов.

Даже сами пилоты во время взлета сейчас могут использовать мобильники для связи с диспетчером, если по какой-то причине отказала радиосвязь.

Стоит ли бояться зоны турбулентности

Пассажиры обычно впадают в панику в зоне турбулентности. Пилоты же относятся к ней гораздо спокойнее. Профессионалы уверяют, что катастрофа из-за турбулентности может произойти крайне редко. В России как таковых серьезных болтанок в принципе нет.

- Чрезмерная турбулентность есть только над океаном, морями, но чтобы самолет потерпел крушение из-за нее, экипаж должен «постараться», - говорит Смирнов. – Любой грамотный пилот сможет обойти эту зону.

- Года два назад летели над Ростовом, со мной рядом сидел пятикурсник. Начало немного трясти, для меня это так вообще незаметно было, смотрю на него – а он сидит и весь потеет от страха, – смеется Сергей Акопян.

Самый опасный момент в полете

Не смотря на то, что многие боятся взлета самолета, по словам пилотов - самая опасная часть полета - посадка. Этот элемент чаще всего заваливают студенты на экзаменах. Большинство авиационных происшествий случается также как раз на этапе посадки самолета.

– Когда мы садим самолет, то не слышим, как нам пассажиры апплодируют в салоне. Но когда я сам летаю в качестве пассажира, меня немного раздражают эти аплодисменты, потому что полет еще не закончился... Я бы расслаблялся после того, как вышел из здания аэропорта, – говорит Антон Смирнов.

Приметы

Сергей Акопян и Антон Смирнов рассказали, что пилоты достаточно суеверные люди. Одна из примет – не летать в новой одежде. Если даже выдали новую форму, надо сначала в ней походить несколько дней, постирать, и только потом можно садиться в ней за штурвал. Также нельзя фотографироваться перед полетом, а еще табу – слово «последний». От гендиректора авикомпании до уборщицы все говорят только «крайний»: крайняя чашка кофе, крайняя порция макарон…

Уже не примета, а строгое правило: первый и второй пилоты должны есть разную еду. Если вдруг пища окажется испорченной, то несварение с большой долей вероятности будет только у одного из них.

Девушки, и правда, потом

По словам пилотов, фраза из песни «первым делом самолеты, ну а девушки потом» очень жизненная.

– Я даже когда делал предложение своей девушке, так и сказал: первым делом – самолеты, – смеется Антон Смирнов. – Приходить авиацию нужно только по большой любви. Работа очень непростая. Это только с виду картинки красивые, стюардессы, путешествия, но это лишь внешняя сторона медали. Профессия требует большого труда и непрерывной учебы 24/7.

– Авиация – как женщина, многогранна, – говорит Сергей Акопян.– Это даже не работа, а призвание.

Денежки

- В среднем российские пилоты получают 300 тысяч рублей в месяц. Однако в период пандемии доходы летчиков упали…

- Если бы у нас были сверхзвуковые пассажирские самолеты, то цена билета на них стоила бы в 4-5 раз дороже.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Профессор Комарова: «Если хотите гениальных детей, женитесь на умной женщине»

Известный алтайский ученый рассказала, как совершаются открытия и сможет ли современная система образования дать новых ученых (подробнее)