Коронавирус Covid-19

Дмитрий Попов о всплеске заболеваемости на Алтае: голосование тут ни при чем

Министр здравоохранения Алтайского края ответил на вопросы о пандемии
Дмитрий Попов.

Дмитрий Попов.

Фото: Татьяна Гейнрих

Коронавирус в Алтайском крае не снижает обороты. Если в начале лета мы уже свыклись с 70-80 заболевшими за сутки, то в июле ковидная статистика с 200 инфицированными повергла жителей региона в шок, а ситуацию в крае стали называть аномальной. О том, почему цифры резко скакнули вверх, мутировал ли вирус, и что нас ждет в ближайшее время, мы поговорили с министром здравоохранения региона Дмитрием Поповым.

– Дмитрий Владимирович, как сейчас в целом развивается ситуация с коронавирусом в Алтайском крае?

– Постепенный рост количества вызовов скорой помощи, числа выявленных внебольничных пневмоний начался во второй половине июня. На прошлой неделе мы зафиксировали снижение вызовов скорой помощи тяжелым пациентам, снижение обращений в наши поликлиники с респираторными заболеваниями. По результатам компьютерной томографии доля внебольничных пневмоний также снизилась. Это все говорит о положительной тенденции, характерной для прохождения пика заболеваемости. Мы относимся к сегодняшнему дню с острожной оптимистичностью.

– Как понять, когда пик заболеваемости будет пройден?

– Первое, что мы должны увидеть это снижение ежедневного прироста внебольничных пневмоний. Если в течение нескольких недель этот темп сократится, это будет говорить о некой стабилизации процесса и движении в обратную сторону.

– В последние дни число выздоровевших превышает число зараженных. Значит ли это, что скоро можно будет говорить о следующем этапе снятия ограничений?

– Мы должны видеть устойчивую тенденцию минимум 14 дней – такой срок инкубационного периода. С учетом того, что в начале июля усилили ограничительные меры, в том числе и масочный режим, в течение этой и следующей недели мы должны увидеть изменения. Если они будут позитивными, то можно рассчитывать на ослабление.

– Премьер-министр Михаил Мишустин назвал ситуацию в Алтайском крае аномальной из-за резкого всплеска заболеваемости, как бы вы прокомментировали эту ситуацию?

– Я бы не сказал, что ситуация действительно аномальная. Она имела устойчивую тенденцию роста, причем поступательного роста в крупных городах, где большая скученность населения. Сейчас люди серьезно отнеслись к ограничительным мероприятиям, я думаю, вскоре мы увидим позитивную тенденцию. К тому же врачи за четыре месяца набрались опыта и теперь научились своевременно диагностировать и оказывать медицинскую помощь.

– В социальных сетях после резкого увеличения численности заболевших появились комментарии о том, что якобы статистика была искусственно занижена перед голосованием? Как бы вы могли прокомментировать эти слухи?

– Конечно, никакая подтасовка, по крайней мере, на нашем уровне невозможна. Да и само проведение голосования не могло повлиять на рост инфицированных. Уровень безопасности на участках соответствовал уровню безопасности в поликлиниках. Клиническая картина, которая происходит сейчас, это последствия инфицирования, которое произошло двумя неделями ранее. То есть рост начался в первой половине июня. Резкий скачок связан с накоплением доли инфицированных. Для любой эпидемии характерна сначала аккумуляция в популяции достаточно количества пациентов, у которых потом проявляются клинические изменения. Любому процессу необходимо время.

На голосовании в крае должны были соблюдаться все санитарно-эпидемиологические нормы.

На голосовании в крае должны были соблюдаться все санитарно-эпидемиологические нормы.

Фото: Олег УКЛАДОВ

– Сейчас в крае диагностируется больше вирусных пневмоний, чем бактериальных. Значит ли это, что вирус мутировал и стал более опасным?

– Нет, так нельзя говорить. Дело в том, что для любого эпидпроцесса характерны свои законы, и по ним живет вирус. Он замещает ту нишу, которая стала свободной. Вообще пневмонии характеры для осенне-зимнего периода, лето, как правило, более спокойное. Но здесь появился вирус, ниша свободная, бактерий нет, поэтому и выросла доля вирусных пневмоний. Сегодня она занимает более 90% в структуре всех заболевших. Все чаще у больных с пневмониями отрицательный тест на ковид. Это объясняется сложного патологией инфекции, когда она из носоглотки мигрирует в ткань легких и становится недоступной для ПЦР-диагностики. Но современная компьютерная томография позволяет доктору поставить правильный диагноз.

– По последним данным, коечный фонд занят на 80%, также людям старше 65 лет продлили режим самоизоляции. Не принимают ли дополнительные меры потому, что у нас может не хватить коек?

– На сегодняшний день коечный фонд достаточен для того, чтобы оказывать медицинскую помощь, У нас нет случаев отказа в госпитализации при наличии показаний. Более того, мы совместно с коллегами разработали и дополнительный план. Если заболеваемость будет расти, то у нас есть возможность увеличения коечного фонда.

– У нас сегодня больше тысячи человек лечатся на дому. Периодически появляются сообщения о том, что некоторые зараженные в тяжелом состоянии остаются дома. Так ли это?

– С начала мая в регионе создан центр амбулаторного сопровождения пациентов с коронавирусом. Доктора центра взаимодействуют с поликлиниками, к которым прикреплены надомные пациенты. Это либо бессимптомные больные, либо болезнь у них протекает в легкой степени тяжести. Тяжелых пациентов, которые находятся сегодня на дому, в Алтайском крае нет. Всех, кто нуждается в госпитализации, мы экстренно отвозим в стационары.

– Были ли случаи, когда пациент умирал от коронавируса, не находясь при этом в группе риска?

– Такие умершие у нас есть, но это единичные случаи. В первую очередь, здесь играет роль позднего обращения за медицинской помощью. Вирусная пневмония развивается не по дням, а по часам, поэтому важна динамическая оценка состояния здоровья пациента и последующее лечение. У нас превалирует доля смертей по иным причинам. При наличии тяжелого заболевания коронавирус удваивает тяжелое состояние больного.

Алтайский край называют аномальной зоной по коронавирусу.

Алтайский край называют аномальной зоной по коронавирусу.

Фото: Олег УКЛАДОВ

– Есть отзывы пациентов из ковидных госпиталей о нехватке врачей: «Увольняются пачками, четыре врача на 200 человек, первый раз за пять дней увидел врача, девочки разрываются, сутками работают». Как вы можете прокомментировать ситуацию, действительно ли у нас кадровый дефицит?

– 16 медучреждений, которые перепрофилированы в ковидные госпитали, не могли своим штатным персоналом закрыть кадровые потребности. Нехватку кадров мы оперативно решаем и не даем ее на откуп главным врачам, поскольку понимаем, что надо привлекать медработников из других учреждений. При этом нормы количества медперсонала серьезным образом пересмотрены. По нормативам здравоохранения РФ, на одного инфекциониста приходится 100 коек. Один случай я сам разбирал, когда пациент говорил, что в течение дня к нему не походил врач. Оказалось, что пациент просто не отличал его в защитном костюме и изолирующей маске от других медработников.

– Были ли случаи массового увольнения, когда вся смена ушла, и лечить людей было некому?

Слава богу, в нашем регионе такого не произошло. Некоторые врачи, конечно, отказывались работать на этапе формирования ковидных госпиталей, но надо понимать, что, врачи тоже беспокоятся о своем здоровье. Например, был случай, когда молодая мама сказала, что не пойдет работать, так как она мать-одиночка. Мы должны относиться с уважением к такой позиции и находить место этому медработнику в других медорганизациях, что мы сегодня и делаем.

– Возможна ли новая волна осенью?

– Этим должны заниматься научные работники, и прогноз здесь следует выстраивать не только на данных в Алтайском крае, а смотреть глобально. Я не буду гадать про вторую волну. Основная задача – справиться с эпидситуацией сегодняшнего дня и подготовиться к сезону ОРВИ и гриппа.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Дмитрий Попов: «Врачи с одной стороны – простые люди, с другой – настоящие герои»

Накануне Дня медика министра здравоохранения Алтайского края дал интервью «Комсомолке» (подробнее)