Клирик: нынешние нападки на церковь проходят по сценарию, которым пользовались большевики после 1917 года

Почему либералы и интеллигенция постоянно атакуют Русскую православную церковь?

В прямом эфире радио КП протоиерей Игорь Фомин, клирик Казанского собора на Красной площади объясняет корреспонденту «Комсомолки» Екатерине Рожаевой и ведущему Арташесу Антоняну, к чему может привести беспрецедентный разгул либеральной силы, которая пытается раскачать лодку.

Филиппов:

- Добрый день! У нас в студии Екатерина Рожаева.

Рожаева:

- Здравствуйте!

Филиппов:

- И наш гость и эксперт. Это протоиерей Игорь Фомин, клирик Казанского собора на Красной Площади. Настоятель храма святого Александра Невского при МГИМО.

Фомин:

- Здравствуйте!

Филиппов:

- «Серебряная калоша». Почему либералы и интеллигенция постоянно нападают на Русскую Православную церковь?

Рожаева:

- Хотелось бы услышать обоснованную и вескую оценку. Вслух нужно это сказать! Почему говорят другие? Русская Православная церковь в лице духовенства должна ответить.

Отец Игорь, вам слово

Фомин:

- Действительно, выходка хамская. Если это рассматривать с человеческих позиций. Просто безобразие. Даже ведущие этой «Серебряной калоши» пытались это как-то смягчить, сказать, поймите, мы не на Патриарха нападаем… И тому подобное. Это именно Владимир Гундяев награждается.

Рожаева:

- Как гражданин.

Фомин:

- Да. Но, вы знаете, конечно, тут есть ложь. Все, что они делают, это не ново. Это было и при раннем христианстве, когда устраивались цирки, где христиан высмеивали и где на христиан сваливали разные ужасы. И пожары, мы помним, свалили на христиан. И вырезали очень большую часть. После чего и появились арены с тиграми.

Но не будем так далеко забираться. Возьмем наши времена, после 17-го года. Разгром Троице-Сергиевой Лавры, надсмеяние над мощами Сергия Радонежского. Мы можем это прочитать в воспоминаниях многих людей. И когда в храм заходили люди, они видели танцующих комсомольцев в храме. Очень похоже на наши времена. Или можно вспомнить Демьяна Бедного, который ставил театрализованные спектакли, которые…

Филиппов:

- Вы проводите аналогии с Пусси Райот.

Фомин:

- Да. Он ставил спекталь «13 дивизия идет в рай». И Утесов активно это поддерживал. Даже принимал участие, пел… Я провожу параллель с этой «калошей». Это все не ново.

Обидно и жалко, что люди не могут понять, что когда человек служит, он уже себе не принадлежит. И Владимир Гундяев, он не Владимир Гундяев. Он Патриарх Кирилл. И он служит России. Служит и на нем особая благодать, невзирая на личные качества. Хотя о каких личных качествах мы здесь можем говорить, когда человек с утра до вечера, если посмотреть на его график служения, это просто не каждый и выдержит.

И второй момент. Знаете, досточтимая Ксения Собчак, которая закончила МГИМО, и о ней, как о человеке интеллектуальном, все высокого мнения, показывает здесь какие-то удивительные фортели. Она работает на «Серебряном дожде». Но служит она, видно, другим силам. Нельзя же совсем безрассудно бессовестно относиться к Русской Православно церкви! Когда мы говорим: вот этот ребенок паразит, гад, свинья… Мы же не в ребенка плюем!

Филиппов:

- Вы о ком сейчас говорите?

Фомин:

- О принципе. Когда мы говорим о ребенке, мы плюем в семью. Наградили «Серебряной калошей» Патриарха. Плюнули в его семью.

Рожаева:

- Оскорбление миллиона верующих!

Фомин:

- Не просто верующих. А если следовать Достоевскому, то русских людей. Русские без православия, как сказал Достоевский, дрянь. Это беспрецедентный разгул либеральной силы, которая пытается раскачать лодку.

Сейчас есть странная игра в интернете, где надо раскачать лодку. Нарисован там президент Путин. Я видел, как в это играют… Все направлено на то, чтобы эта лодка, а это наша страна, чтобы ее раскачать и опрокинуть. И мы сейчас свидетели того, что новая волна ненависти, нелюбви к России, она выливается именно таким образом.

Филиппов:

- Чего далеко ходить… Моя мама. Она очень верующий человек. Она закончила церковную православную школу. Но когда я показал ей ту самую статью, когда от имени Патриарха судились с соседом его, причем, снизу. Отсудили эти деньги. В размере 20 миллионов рублей за ремонт, за то, что пылью якобы засыпало книги. И потом эта история с часами еще… Я понимаю, что они были выложены не на православных информационных изданиях. Но все-таки. Мама моя говорит, что это дикость какая-то.

Она глубоко разочарована.

Рожаева:

- Может, в этой ситуации с часами стоило просто сказать, что грешен, подарили… А не пытаться вывернуться. Я так понимаю, что людей оскорбило именно это. А другим людям именно этого и нужно, увидеть какую-то осечку.

Фомин:

- Есть какие-то вещи, если возвращаться к часам и тому подобное, которые тебе просто приносят, дарят… Я не знаю… Мне подарили ботинки. А потом мне говорят: ого, батюшка, какие у вас ботинки! Какие? Старые? Это не совсем новые были ботинки…

Патриарх сразу отреагировал не «Брегет». Когда его спрашивали об этом… Знаете, это не первостепенная вещь в жизни христианина. И какие часы ты носишь, это не столь важно…

Филиппов:

- Не стоили бы они 35 тысяч евро, не было бы вопросов.

Фомин:

- А для меня что 35 тысяч евро, что тысяча рублей, они выполняют одну функцию: показывают время.

Филиппов:

- Это точно.

Звонок, Игорь:

- Здравствуйте! Представитель церкви сидит у вас. Я верующий. Моя бабушка всегда водила меня в церковь и объясняла, что есть бог и есть церковь. Вы совершенно не правы насчет времени. Почему Патриарх и весь верх ПРЦ должен ездить на «Мерседесах S500», когда в глубинке людям есть нечего? Он носит часы за 35 тысяч, а людям есть нечего! Почему он не может эти часы продать и отдать деньги нуждающимся? Почему?!

Мне это непонятно.

Фомин:

- Игорь, где вы работаете?

Игорь:

- У меня не очень хорошая должность. Я кладовщик на одном из предприятий.

Фомин:

- Вы получаете зарплату. Жертвуете какую-то часть в глубинку?

Игорь:

- Нет. Не жертвую. Я получаю зарплату, которой мне хватает оплатить коммунальные услуги и на еду. И чуть одеться.

Фомин:

- Вы далеко от редакции «Комсомольской правды»? Вы можете в течение часа приехать и посмотреть, на каком «Мерседесе» я приехал?

Игорь:

- Нет. Не могу. Я в Твери.

Фомин:

- Подойдите к храму в Твери. Посмотрите, много там на «Мерседесах» ездят…

Рожаева:

- Вопрос касается непосредственно верхушки. Что, собственно, людей-то раздражает.

Фомин:

- У нас ездит на «Мерседесе» только Патриарх, который подарил Якунин. И все. Причем, подарил Патриарху Алексию. Это перешло по наследству.

Звонок, Виталий:

- Здравствуйте. Я человек неверующий. Я человек церковный. Какие-то странные верующие вам звонят.

Филиппов:

- Не верующий, а церковный. Это как?

Виталий:

- Это кто живет жизнью церкви, исповедуется, причащается. Участвует в таинствах. А верующие, это те, кто зачастую врут. Понимаете, они говорят, что веруют в душе, а они ничего про церковь не знают. Церковью не живут.

Можно вопрос? Либералы, которые прихватили все богатство нашей страны, говорят не завидуйте нам. А что вы завидуете Патриарху?

Какая вам разница? Я, например, богатый человек. И я могу подарить священнику машину. А вы почему завидуете? Я не понимаю! Вы же провозглашали, не надо завидовать богатству! В чем дело-то? И почему люди ненавидят… Блудная девка Ксения Собчак, она сама себя такой сделала. Кто она такая? Почему она позволяет себе такие вещи? Ругается матом, задирала юбку на все телевидение! Это беснование.

Рожаева:

- Мы не завидуем, Виталий. Нет.

Фомин:

- Спасибо, что позвонили вам. Церковь не может ненавидеть. Она ненавидит грех, но не человека. И если та же Ксения Собчак придет с покаянием, конечно, церковь примет. И если те девушки из «Пусси Райот» придут и покаются… В древней церкви было всенародное покаяние для двух моментов. Для отступления от Христа и от богохульства.

Рожаева:

- По поводу Ксении Собчак. Вы четко дали понять, что человек, который так себя ведет, он плюет сам в свою семью. Правильно?

Фомин:

- Да. И, знаете, мне совершенно непонятно поведение Ксении Собчак. Ее отец воспитал нынешнего президента и премьера. И ее позиция… Она пиарится на гробе своего отца. Так что-ли? Для меня это очень странно.

Звонок, Ольга:

- Здравствуйте! Если настоящий верующий, он не пойдет на весь мир ??? а продают тех, кто просит покаяния. Я считаю, мое мнение в том, что это специально раздутая травля. Много говорили об Алексии, теперь здесь за что-то зацепились. Нельзя быть настолько низко падшим, чтобы осуждать того, до которого ты сам не можешь достичь.

Филиппов:

- А зачем эта травля?

Ольга:

- А чего, это надо говорить?

У меня мама всегда говорила: иметь высшее образование не значит быть интеллигентом.

Я в церковь редко хожу. Я верю. Очень. Но дело вот в чем. Когда человек на весь мир начинает оплевывать кого-то, надо посмотреть, а как от этого зеркала плевки полетят в него! Это обсуждение… Вы отойдите от этой своры!

Фомин:

- Спасибо.

Рожаева:

- Это, наверное, мудро. Но это не сугубо частный случай. Ответить в этом случае, мне кажется, стоит.

Фомин:

- Я считаю, что стоит. Пытаются пошатнуть государственный устой. Развалили великую державу. Теперь остался еще один оплот, развалив который можно будет полностью овладеть нашей страной.

Филиппов:

- Кому это выгодно? Слушайте, правда…

Фомин:

- А кому выгодно вести военные действия с Сирией? Ливией? С Ираком? Мы же очень серьезно можем помешать большим мировым планам. Раздутому финансовому мешку, который сейчас вот-вот должен лопнуть.

Звонок, Степан:

- Добрый день! Мне кажется, Патриарх в данном случае отошел от церковных канонов. Он, глядя, как наши руководители высшие, пренебрегает подержанными автомобилями, старается рядиться во все новое. Я не думаю, что Патриарх смотрит на окружающий народ. Он, в первую очередь, старается отделиться от этой массы.

А то, что службу служит? Ему предписано требами церковными, что надо то-то и то-то… Но именно рядиться во все эти импортного производства дорогие часы, ездить на машинах новых, это показывает, что служит не богу, а момоне.

Фомин:

- Момоне служит тот человек, который за эти гонится. Момона, если брать этимологию этого слова, то в древнееврейском понятии обозначало «дать кому-либо что-либо в залог». Потом «момона» приобрело значение из залога, как надежда – надеться на то, что тебе это вернут. А теперь это приобрело значение, как такого божества. Поверьте, Патриарх не служит вещам и не служит момоне. Сейчас у него нет часов. Сейчас он демонстративно не носит никакие часы, чтобы показать, что это не его основа жизни.

Звонок, Александр:

- Здравствуйте! Киссинджер сказал, что мы развалили коммунизм. Осталось только развалить православную церковь. Это единственное препятствие на пути освоения территорий России.

Второе. Об интеллигенции. Я их называю плохим словом за то, что они размахивают своими белыми предметами везде. Если ругают Патриарха и Путина, значит, те на правильном пути. А тот, кто награждал Патриарха этой гадостью, тот не русский! Это сто процентов!

Филиппов:

- А как бы вы отреагировали на фотографию, где у Патриарха есть часы в отражении, а на руке нет?

Александр:

- Никто не обратил бы на это внимания! Патриарх еще и политик. А политик должен иметь соответствующий статус и вид. И может себе позволить любые часы. Это его право. Как человека и личности.

Филиппов:

- Спасибо.

Рожаева:

- Прозвучало слово «политик». А нужно ли церкви лезть в политику? Может, обратиться в другую сторону. И, вообще, побольше аскетизма?

Филиппов:

- Церковь и государство у нас разделены…

Фомин:

- Да. Но как человек может разделить в себе нравственность и обед. Вы тоже не сможете. Вы будете сидеть и есть макароны, а рядом будет сидеть человек голодный. Вы не поделитесь? Поделитесь.

Патриарх – политик от церкви. И взаимоотношения общества и церкви, хотя церковь и ест общество, есть. И Патриарх корректирует, какие должны быть нормы нравственные общечеловеческие в нашем обществе. Я знаю, как он, прилетая в регион, может пообщаться с тем или иным губернатором, когда тот губернатор подходит и говорит потом: «Я понял, вы про меня говорили. Я много что в своей жизни готов переосмыслить после этого». Не боится. Обличает. Мы помним обличительные слова на один из праздников Рождества, когда он в присутствии президента Медведева говорил про власть. Причем, давал серьезные оценки, наставления. И для всех это был шок. И когда поняли, что теперь Патриарх у нас не просто молитвенник, а еще и проповедник, здесь все испугались. Я имею в виду либеральную среду. Действительно, это опасно.

Послушайте его проповеди. Очень доходчивые и понятные.

Звонок, Валя:

- Здравствуйте! Говорили про покаяние. А в чем кается и перед кем? За что?

Фомин:

- Покаяние может быть личным, когда человек кается перед богом в присутствии свидетеля – священника. Это покаяние, которое мы можем совершить в церкви в любой день. И есть покаяние публичное, когда человек совершил какой-либо проступок против общества. В данном случае против церкви. Покаяние публичное необходимо, если человек публично кого-то оскорбил.

Филлипов:

- И чтобы прокомментировать ту самую фразу, которую приписывают Генри Киссинджеру насчет того, что мы развалили СССР, остался один враг – православие. Ничего подобно. Киссинджер этого не говорил. Приписывают эту фразу Збигневу Бжезинскому.

Рожаева:

- Который тоже якобы эту фразу не говорил.

Филиппов:

- На самом деле, не говорил. Причем, приписывают цитату Никите Михалкову в одном из интервью. И выясняется, что Бжезинский сказал единственную вещь. Когда его спросили в прямом интервью на Би-би-си, что у Америки не осталось больше врагов после развала Советского Союза.

Эта фраза является мифом.

Фомин:

- Вы сейчас читали и смотрели… Было сказано, что он где-то упомянул, что СССР развален, осталось православие.

Филиппов:

- Это миф.

Фомин:

- И когда его попросили прокомментировать, он сказал, что никаких врагов не осталось. Так ведь? Зачем акцентировать на том, что является программной установкой?

Филиппов:

- Возможно, вы правы.

Рожаева:

- Если смотреть на православие, как на врага Запада, то недавний пример, привоз Пояса Богородицы в Москву и по России показал, насколько велика вера на православие на Руси.

Филиппов:

- Вера в чудо, наверное, больше.

Рожаева:

- Это православие. Это святая частица.

Фомин:

- Да. Если человек имеет веру, принципы, заповеди, то таким человеком очень сложно управлять.

Кто присуждает «Серебряную калошу»? «Серебряный дождь». В паре конгломерат с каналом «Дождь». Иногда попадаешь на этот телеканал. Смотришь по необходимости положения. Знаете, что меня поражает? Они спокойно пропагандируют водку. Все уже отказались от этого. От спаивания, от развала страны. Кроме «Дождя». Меня это больше всего поражает!

Филиппов:

- Насчет того что все отказались, я бы поспорил. Откройте любой глянцевый журнал и увидите рекламу алкоголя.

Фомин:

- И говорить, что Патриарх такой-сякой, верующие такие-сякие, но вы только не переставайте пить водку и все у вас будет хорошо… Сомнительны мне эти либеральные ценности.

Звонок, Саша:

- Добрый день! Православие. Это вы расшифровываете как правления права закона или славление правды праве?

Фомин:

- Это как правильное славление Бога. Ведь на чью сторону не встанешь, у всех правда своя. Посмотришь на бедного мужа, который на свою жену наезжает, что она такая-сякая, и он прав, и жену послушаешь, она права…

Истина одна. Только у Бога. Во Христе истина.

Саша:

- У Пушкина есть высказывание. «Подставные посредники просвещения». Это и есть, как раз, славит право православие…

Рожаева:

- Не совсем понятно…

Филиппов:

- Я бы хотел понять для себя. Почему… Мы рассмотрели одну часть. Произошло то, что произошло. А почему церковь на это стала реагировать? И вокруг церкви разные люди тоже? Депутаты говорят, что это чуть ли не уголовная статья, хотя, честно говоря, я не юрист и в чисто обывательском смысле не вижу признаков особых преступлений.

Почему церкви не поступить так, как проповедовал Христос? Подставить другую щеку. Или не обращать внимания.

Фомин:

- Меня тоже забавляет и радует, когда начинают говорить те же самые либералы, что «вы же верующий». Вы должны поступить так-то и так-то. Знаете, а никто особо-то и не злился. Прощать можно того, кто просить прощения. Если ты не сознаешь своего проступка, как я тебя могут прощать?

Мне от «Серебряной калоши», как и Патриарху, ничего не будет. Ты сам себя уничтожаешь. Эта премия – надгробный памятник для либералов. И иже с ним.

Звонок, Мария:

- Здравствуйте! По поводу Ксении и всем подобным. Я всегда вспоминаю рассказ Куприна насчет японской войны, когда интеллигенция либеральная аплодировала японским представителям. Сейчас происходит то же самое. И всегда это было. И перед революцией интеллигенция подкармливала, прятала и так далее. И что же получилось?

Но меня беспокоит другое. Почему церковь заняла такую позицию оправдательную? В других странах существуют какие-то христианские партии, которые в парламентах отстаивают свою точку зрения. Вы поймите, если бы сейчас мы могли, как было в начале 90-х, отдать свои голоса именно за вас, за православную партию, вас было бы большинство в парламенте. Вы могли бы помочь своему народу!

Фомин:

- Спасибо. Я с вами согласен. Но я бы поправил. Не вашу партию поддержать, а тогда уж давайте говорить, что нашу. У вас такая риторика, что чувствуется, что вы церковный человек.

Нашей партии пока нет. И разговоры об этом идут. И сейчас, кстати, создана какая-то православная партия. Возглавляет ее Ольга. Я забыл ее фамилию. Она интересна в своих рассуждениях.

Почему мы занимаем оправдательную позицию? Дело в том, что мы живем в обществе. И общество вопрошает.

Звонок, Андрей:

- Добрый день! Не оправдательную, а разъяснительную позицию заняла церковь. И почему-то та же либеральная общественность, которая так много занимает сейчас масс-медиа, не говорит о том, что движение православия российского признано даже американской церковью. Нашими братьями во Христе. И мы объединились. И этому послужило очень сильное трудолюбие Патриарха Кирилла. И ни одно СМИ, кроме нескольких российских…

Фомин:

- Вы имеете в виду объединение наших двух церквей? Да.

Андрей:

- Да.

Рожаева:

- Это было в 2008 году.

Андрей:

- В этом году… Нам не стоит обращать внимания не лай вот этих псов. Это просто заняли позицию такую. И сейчас те, кто за границей, особенно в Англии, они видят, что у них земля уходит из-под ног. И они делают, хотят раскачать ситуацию внутри страны.

Фомин:

- Молимся. Андрей, вы сказали, что либеральная часть общества заняла большую часть СМИ. Хотя сама эта часть настолько маленькая! И, говоря про Болотную, они пытаются раздуть свое количество. Хотя забывают, что там и коммунисты, другая часть общества, которая к либералам не имеет никакого отношения.

Это немножко сатанинский подход ко всему. Говорить полуправду!

Филиппов:

- Говорить ту часть правды, которая выгодна.

Фомин:

- Да. А под этим продвигать свой взгляд. Церковь должна быть такой, а не другой. Выборы? Мне понравилось, спросили у очень высокого либерала, есть ли у нас в России демократия? Он: нет. А может быть? Может. А какие признаки демократии? Когда меня изберут. Это что такое?!

Звонок, Алексей:

- Здравствуйте! Покаяние. Церковь за сотрудничество с КГБ еще не покаялась.

Все время «проклятые либералы», «капризные либералы». Объясните, что такое либеральные ценности? У меня уже голова запухла!

Фомин:

- С первого начнем. Сотрудничество с КГБ. Меня судьба свела. Я знаю многих еще из той эпохи. Хотя сразу говорю нашим радиослушателям. Я не был священником в советское время. Я в 96-м стал священником, когда КГБ не было. А ФСБ не нуждалось в священнослужителях.

Я ни в коем случае не осуждаю своих собратьев, которые сотрудничали с КГБ на благо Родины. Может вызывать негатив, если они сотрудничали с КГБ против каких-то людей, в частности. Но я всячески буду поддерживать орган государственной безопасности, чтобы наша страна имела своих разведчиков и так далее. Я за спокойное течение жизни в стране.

Рожаева:

- И неважно, в каком он сане…

Фомин:

- Знаете, разведчик в сане… Я не знаю. Хотя был знаком с детства с людьми, которые возглавляли руководство по взаимодействию с церковью. Макарцев был, зам Харчева и зам Куроедова. Макарцев Петр Семенович. И я не видел в них людей, которые ненавидели свою Родину. Да, они творили много зла и гадости для церкви. Но чтобы творить пакость Родине они не собирались.

Либеральные ценности. Я думаю, может, Павел нам лучше ответит?

Рожаева:

- Это ценности свобод. Но когда тебе навязывают гей-парады, пропаганду педофилии в обществе среди несовершеннолетних и возмущаются, почему нет? Я против такой свободы!

Филиппов:

- Я, знаете, золотую середину… Это всегда самое сложное. С одной стороны, свобода самовыражения, с другой – есть вещи, которые просто нельзя.

Рожаева:

- У тебя есть дети?

Филиппов:

- Пока нет.

Рожаева:

- А у меня есть. И я против пропаганды педофилии!

Филиппов:

- Я понимаю. И разделяю.

Рожаева:

- Тот же самый Навальный, у которого двое несовершеннолетних детей, выступает за гей-парады и возмущается… Это меня настораживает и страшно возмущает!

Филиппов:

- Это его лично пока еще не затронуло.

Звонок, Александр:

- Здравствуйте! Не должна ли церковь стоять над государством, как совесть и честь стоять над законом? А по поводу либералов. Это идет двусторонняя диагностика. С одной стороны, моральной устойчивости населения страны, с другой – определение количества их сторонников в государстве. И корни этой диагностики и финансиста определить не сложно.

Фомин:

- Я не считаю, что церковь должна стоять над государством. Я сторонник того, чтобы церковь была отделена от государства. Тогда она будет, как во все века. Я считаю, что государство должно знать свою историю. И прислушиваться к тем, кто работает и служит на укрепление государства. Именно государства! Будет ли у нас царь, будет ли президент, будет ли у нас кто-либо другой, церковь из века в век не приспосабливается, а живет по своим законам. И эти законы незыблемы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ НА KP.RU

«Серебряная калоша» - «политическая месть Патриарху»

Рекомендуемые