Общество31 мая 2021 4:00

Вице-президент алтайской палаты адвокатов: "То, что адвокат обязательно выгораживает виновного - это заблуждение"

Алтайские адвокаты рассказали о защите насильников, убийц и невиновных
Галина Харламова (слева) и Наталья Картушина.

Галина Харламова (слева) и Наталья Картушина.

Фото: ОЛЕКСЮК Иван

31 мая празднуется День российской адвокатуры. Накануне праздника «Комсомолка» поговорила с вице-президентом Адвокатской палаты Алтайского края Галиной Харламовой и заведующей адвокатской конторой №1 Октябрьского района Барнаула Натальей Картушиной.

У истоков

- Вы стояли у истоков создания адвокатской палаты в Алтайском крае, расскажите, что это был за период и зачем вообще понадобилась создавать свою адвокатскую палату?

- В перестроечный период в Алтайском крае, как и в других регионах, наряду с местной адвокатурой существовали «параллельные» коллегии — Москвы и Петербурга. Чтобы объединить их в единое целое, организовать работу по единым направлениям, был принят 31 мая 2002 года закон об адвокатуре. Кроме того, это позволило создать в определенной мере «вертикаль власти» - федеральную палату адвокатов, которая объединяет более 70 тысяч специалистов. Это дает возможность решать возникающие вопросы не только на местном уровне, но и для всех регионов в целом — потому что проблемы везде одинаковые, - считает вице-президент Адвокатской палаты Алтайского края Галина Харламова.

- На сегодня человеку, которого подозревают или обвиняют в преступлении, государство гарантирует адвоката, то есть оплачивает его услуги. У потерпевшего таких привилегий нет, как вы считаете, это справедливо?

- Интересы потерпевшего защищает само государство, по большому счету на него «работают» правоохранительные органы, на суде его интересы поддерживает государственный обвинитель и в какой-то степени суд, - говорит заведующая Октябрьского района Барнаула №1 Наталья Картушина.

- Предполагается, что следствие должно собирать доказательства, как оправдывающие, так и подтверждающие вину, как это работает на практике?

- К сожалению, у нас следствие, а потом и суд имеют обвинительный уклон. Невиновность человека доказать очень сложно. Есть стереотип, что адвокат обязательно выгораживает виновного, это заблуждение. Функция адвоката, на мой взгляд, скорее заключается в разъяснении человеку по делу, как он может защищаться, что он может и должен знать, на что имеет право. То есть не спасти от тюрьмы, несмотря ни на что, а проследить, чтобы права человека были соблюдены, - сказала вице-президент краевой палаты адвокатов.

- Тут как раз и проявляется роль адвоката. Он должен последовательно отстаивать свою позицию, не так, что пришел, выслушал обвинение и на этом его участие закончилось. Адвокат должен последовательно отстаивать избранную по делу позицию. Если вина человека не доказана, а вынесен обвинительный приговор, закон позволяет обжаловать его в апелляционном и кассационном порядке. Вплоть до Верховного Суда, - говорит Наталья Юрьевна.

Обвинение в убийстве

- У вас были за годы работы случаи, когда удалось спасти от наказания реально невиновного человека?

- У меня такое дело было на заре адвокатской деятельности. Родинским районным судом по обвинению Пелагеи Секретаревой в убийстве своего мужа. В итоге был вынесен оправдательный приговор, который устоял и в кассации. Семья была со сложными отношениями, любители спиртного. Мужа Пелагеи нашли зарезанным, доказательством по делу, кроме того, что кроме нее в этот период времени больше никто не мог его убить, не было. Назначалось много экспертиз: технических, судебно-медицинских, но, тем не менее, все равно удалось доказать, что прокурор и следователь были не правы. Гонораром мне за это дело стала огромная кукла с меня ростом, сшитая из ваты, разных тряпочек, очень красивая. Я горжусь этим делом, - вспоминает Галина Харламова.

- В моей практике тоже было несколько случаев, одно из них запомнилось тем, что в день моего рождения задержали моего однокурсника с другого факультета, который занимал должность председателя управления муниципальной собственностью Алтайского края и руководителя одного из банков. Его обвиняли в мошенничестве. Буквально через три дня после этого я подала ходатайство в прокуратуру о прекращении уголовного дела, но точку поставили только через пять лет. Почему так долго? Сначала шло следствие, потом бились над тем, что в обвинительном заключении были факты не соответствующие действительности. Суд отметал их, но прокуратура использовала все возможности опротестования оправдательного приговора. И только Верховный Суд, как конечная инстанция, поставил точку: в удовлетворении протеста было отказано, оправдательный приговор остался без изменения, - рассказала Наталья Картушина.

- Вам приходится защищать разных людей, наверняка среди них были убийцы, насильники, с такими людьми сложно иметь дело?

- Не зря говорят, мы защищаем не преступника, а человека. С такими людьми бывает даже проще работать, чем с обычными хулиганами. Нужно уметь найти слова, чтобы установить контакт с доверителем, не читать нотации, не осуждать. В душе мы все люди, и отношение к таким преступлениям понятно, но профессия обязывает не касаться этой стороны вопроса. Раньше бывало приходишь в следственной изолятор, а там даже никакой перегородки нет между тобой и тем же насильником. Но надо сказать, никогда инцидентов не было — преступник, каким бы он не был, понимает, что ты в отличие от следователя и прокурора — за него, - считает Галина Харламова.

- Это не значит, что мы не задаем «неудобных» вопросов. Всегда спрашиваешь, чем он может объяснить свой поступок, показания свидетелей и прочее. Это нужно, чтобы не оказаться в глупом, неподготовленном положении во время судебного процесса, - уверена Наталья Юрьевна.

Искренне жаль

- Вам бывает искренне жаль подсудимых?

- Был случай, на скамье подсудимых оказалась целая группа людей, а среди них и жена подсудимого, который совершал хищения. Ее обвинили в пособничестве в хищении в особо крупном размере только потому, что она жила в этом доме, куда ее муж приносил краденое, пользовалась этим, кормила этим детей. Ей дали минимум - 8 лет лишения свободы. Через несколько лет ответственность по этой статье изменилась, сегодня ее даже бы не привлекли. Я всегда вспоминаю этот случай, ее двоих детей, которые провели эти 8 лет без матери, - вспоминает Наталья Картушина.

- Нередко приходится слышать, что государственные адвокаты (по назначению) толком не работают и выступают заодно со следователем. В то же время, специалист по соглашению (которого человек оплачивает сам) тоже часто занимается лишь вытягиванием денег из клиента вместо реальной помощи, существует ли какая-то система контроля за адвокатами?

- Безусловно, у нас есть квалификационная комиссия. Если гражданин не доволен работой адвоката, он имеет право обратиться в палату, и в отношении специалиста будет проводиться проверка. Зачастую такие заявления не обоснованы и вызваны тем, что адвокат отказывается писать жалобы на следователя или прокурора, не передает письма, не пытается оказать давление на участников процесса. У нас, конечно, всякие есть адвокаты: и невероятно профессиональные, и те, кто делает свою работу спустя рукава. Почти за 20 лет единственный случай, когда мы прекратили статус адвоката — за передачу в следственном изоляторе заключенному сильнодействующего вещества, - рассказала Галина Харламова.

- Сейчас сложилась такая ситуация, что практически в каждой отрасли наблюдается дефицит кадров. Галина Владимировна, я знаю, что вы не так давно были членом комиссии и принимали экзамены у студентов, как вы оцениваете уровень их знаний?

- К сожалению, очень слабый. Это были заочники, может быть, нужно списать на это. Я же смотрю с практической точки зрения. Адвокатом может стать человек, имеющий высшее юридическое образование, плюс нужно сдать квалификационный экзамен, который достаточно сложный, он затрагивает все стороны юридической деятельности. Это гражданское, уголовное, конституционное право, процесс, европейский суд по правам человека. Поэтому те знания, которые я увидела, явно недостаточны, чтобы сдать экзамен к нам. В тоже время, особого дефицита кадров у нас нет, а действующие специалисты, все-таки достаточно высоко квалифицированны, - рассказала Галина Владимировна.

Слушайте полное интервью на радио «Комсомольская правда» - Барнаул.

Справка КП

В Алтайском крае своя палата существует почти 20 лет (учреждена 27 сентября 2002 года), на сегодня в нее входят почти 750 человек, которые осуществляют свою деятельность в коллегиях, адвокатских бюро, адвокатских кабинетах.

Интересное