Общество19 февраля 2021 11:25

«Погубили любимого». Жительнице Барнаула выплатят 800 тысяч рублей за смерть мужа

Электрик Роман Бочков семь лет назад погиб на производстве
До встречи с Романом Ольга не верила в любовь

До встречи с Романом Ольга не верила в любовь

Фото: Личный архив

Суд Железнодорожного района Барнаула вынес решение взыскать с угольного разреза в пользу Ольги Бочковой 800 тысяч рублей. Это моральная компенсация за несчастный случай. Трагедия произошла в поселке Краснобродский Кемеровской области семь лет назад.

- Тот день стал самым страшным в моей жизни, - рассказывает Ольга Бочкова. – Я потеряла любимого мужа - самого лучшего, щедрого, доброго, ласкового.

По словам Ольги, до встречи с Романом она не верила в любовь, разговоры о вторых половинках ей казались пустыми выдумками. Но когда 12 лет назад тридцатилетняя женщина увидела этого парня, забежавшего в охрану, где она работала, екнуло сердце.

- Потом мы с ним поговорили, поняли, что у нас много общего, что нас тянет друг к другу, стали встречаться, - вспоминает женщина.

Свадьба Романа и Ольги

Фото: Личный архив

По словам Ольги, ее подкупило сразу и отношение Романа к ее дочери.

- Алина (ей тогда было восемь лет) к моему удивлению, уже на третий день стала Рому папой называть, - вспоминает женщина. - Она тогда болела, мы привезли ее в больницу, и вот Аля бежит по коридору, обняла его с криком: «Папулечка!». Мне почему-то стало неудобно, я давай оправдываться, мол, не подговаривала ее такое говорить. Роман от меня отмахнулся, прижал дочку, отвернулся и слезы вытирает. Своих детей у него до этого не было, он ее любил, как родную, гордился очень. Когда Алина приболела серьезно уже в подростковом возрасте, носился с ней по больницам, покупал путевку в санаторий. Я ему за то, что дочь вылечил, всю жизнь благодарна. И она его все время вспоминает.

Все пять лет их совместной жизни были счастливыми.

Роман любил девочку, как родную дочь, гордился ею

Фото: Личный архив

- Мы радовались жизни и друг другу, взяли трехкомнатную квартиру в ипотеку, Роман начал делать ремонт, потому что нанимать никого не хотел. Чертил что-то ночами с воодушевлением. А через полгода его не стало…

Трагедия случилась в июле 2013 года.

- Говорят иногда про тревожные предчувствие, оно и правда было, - вспоминает Ольга. - Понимаете, у нас было заведено, что когда он на работе (Роман работал электриком на угольном разрезе - прим. ред.), я ему никогда не звоню. Потому что работа ответственная, мало ли что. Здесь меня тянуло ему позвонить по-страшному. Думаю, позвоню, не возьмет трубку, значит, не возьмет. Он трубку взял, говорит: «Дорогая, меня отправили на «четвертый Горный», мне некогда. Освобожусь, позвоню». Добавил: «Люблю, целую». А через 20 минут сообщили, что его нет…

Все пять лет их совместной жизни были счастливыми

Фото: Личный архив

По словам Ольги, позднее ей дали акт расследования о несчастном случае на производстве. При этом съязвили, мол, можете повесить на стенку, все равно не добьетесь компенсации. Женщина говорит, что коллеги Романа рассказали ей после, что его отправили чинить неисправность, объявив по рации, что ток отключен, но не отключили…

- Похороны даже не помню… Мы с дочкой продали квартиру, приехали в Барнаул к родственникам, несколько раз я пыталась обратиться к юристам по этому поводу, никто не соглашался браться, - рассказывает жена погибшего. - Я, честно говоря, потеряла надежду на какую-то справедливость, но опытный юрист решил мне помочь, спасибо.

Семья радовалась жизни и друг другу

Фото: Личный архив

Комментарий юриста

Михаил Жуков:

- Согласно акта о несчастном случае предприятию - угольному разрезу, где погибший служил электриком, было предписано провести не менее девяти мероприятий по устранению причин несчастного случая. С момента гибели Романа Бочкова со стороны предприятия каких-либо предложений и выплаты какой-либо компенсации не поступало. Более того, даже акт о несчастном случае на производстве был составлен поздно, из-за этого женщина лишилась возможности на обращение к угольному разрезу с рядом требований. Предприятие после трагедии выплатило ей лишь 100 000 рублей - трехмесячный заработок супруга. В тот момент у семьи были значительные кредитные обязательства - около 500 000 рублей, которые Ольге, оставшейся с дочкой-подростком на руках, просто физически не из чего было выплачивать. На все ее обращения руководство разреза не реагировало, а потом даже взялось угрожать ей, так как, очевидно, боялось выводов проверки по факту несчастного случая…

Обратилась она ко мне за помощью, мало на что надеясь. Однако, право на компенсацию морального вреда не охватывается сроками исковых требований. Мы обратились с иском в Железнодорожный районный суд Барнаула, который за три заседания рассмотрел дело по существу. Пока что приговор не вступил в законную силу.