Общество

Как живут колонии и СИЗО в период коронавируса

Начальник алтайского УФСИН рассказал об ограничениях и мерах безопасности сотрудников и осужденных
Осужденные продолжают работать на производственных участках, соблюдая все меры предосторожности.

Осужденные продолжают работать на производственных участках, соблюдая все меры предосторожности.

Фото: пресс-службы УФСИН России по Алтайскому краю

Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Алтайскому краю, как и другие организации и предприятия, коснулся коронавирус. Несмотря на это, осужденные продолжают работать на производственных участках, соблюдая все меры предосторожности. А на полях УИС в самом разгаре посевная кампания. В интервью на радио «Комсомольская правда»-Барнаул» (106.8 FM) начальник УФСИН России по Алтайскому краю Валерий Усачев рассказал, как живет уголовно-исполнительная система в условиях ограничительных мер.

- Валерий Николаевич, как коронавирус коснулся вашей системы? Какие ограничения были введены?

- В соответствии c постановлением главного государственного врача ФСИН России с 16 марта и до особого указания в колониях и следственных изоляторах приостановлено предоставление длительных и краткосрочных свиданий осужденных с родственниками. Встречи спецконтингента со следователями, дознавателями, свидания с защитниками и адвокатами проводятся в комнатах краткосрочных свиданий, через стекло.

Личный прием граждан должностные лица УФСИН в настоящее время не проводят. Обращения принимаем через почтовую связь, либо через интернет-приемную на сайте УФСИН. Ограничения на прием посылок и передач в наших учреждениях не установлены. Единственное – изменился график приема. Он тоже указан на нашем официальном сайте.

В учреждениях ежедневно проводится дезинфекция. Обязателен масочный режим для всех граждан, входящих на режимную территорию, в том числе, и для сотрудников УИС. Всем в обязательном порядке измеряют температуру тела. Категорически запрещен допуск посетителей и сотрудников УИС с повышенной температурой и другими признаками ОРВИ. При выявлении таковых среди сотрудников, их направляют в медицинские учреждения. Там они проходят тестирование на наличие вирусной инфекции. Также мы проводим тестирование на базе собственной лаборатории – это касается тех, кто входит в «группу риска»: медицинские работники, осужденные из отряда по хозяйственному обслуживанию и другие.

Валерий Усачев

Валерий Усачев

Фото: пресс-службы УФСИН России по Алтайскому краю

- Вы сами сдавали тест на коронавирус?

- Нет, не сдавал. Пока показаний для сдачи нет.

- Из-за отсутствия свиданий с родственниками осужденные не высказывают недовольства?

- Когда только вводились эти ограничения, поступало много обращений от родственников осужденных. Мы сами им разъясняли ситуацию. При этом мы увеличили количество звонков осужденных. С начала года они звонили родственникам порядка 250 раз. Во-первых, интересовались, как у них дела. Потому что переживали за то, как развивается ситуация с вирусом на свободе. Телевизор же осужденные смотрят, и радио слушают! Во-вторых, рассказывали про ограничительные мероприятия в колониях. Все понимают, что это вынужденная мера. Поэтому сложностей не возникало.

Альтернативой свиданиям осужденных с родственниками стали видеозвонки. Мы стали шире применять эту практику. Аппараты с системой видеосвязи установлены во всех наших учреждениях. Продолжительность видеозвонка ограничена 15-ю минутами. Для осуществления видео-разговора родственникам осужденных необходимо установить на мобильный специальное приложение. Всего с начала года осужденные совершили около 1,5 тысяч видеозвонков.

- В СМИ проходила информация, что был заболевший коронавирусом среди ваших сотрудников…

- Это сотрудник СИЗО-2 города Бийска. При заступлении на службу у него измерили температуру, она оказалась выше нормы. В медицинском учреждении у него взяли тест на наличие вирусной инфекции, который оказался положительным. У контактировавших с ним лиц тоже было проведено двукратное лабораторное исследование. Результаты оказались отрицательными. В следственном изоляторе провели необходимые санитарно-эпидемиологические и режимно-ограничительные мероприятия. Это нам позволило не допустить дальнейшего распространения инфекции.

Сотрудник прошел стационарное лечение. Из больницы его выписали. В настоящее время он находится дома.

- Что делаете с людьми, которые поступают в СИЗО? Ведь среди них могут быть заболевшие.

- При приеме подозреваемых и обвиняемых им также измеряется температура тела. Лиц с повышенной температурой и признаками ОРВИ мы не принимаем. Их возвращают обратно в ИВС. Там проводят исследование на наличие вирусной инфекции. Если результат отрицательный – мы их принимаем в следственный изолятор. Вновь поступившие не только в СИЗО, но и в колонии, проходят 20-дневный карантин в условиях строгой изоляции. Затем, их уже распределяют по камерам и отрядам.

- Хватает ли у вас дезинфицирующих средств, термометров?

- Все наши учреждения в полном объеме обеспечены средствами индивидуальной защиты и дезинфекции, а также бесконтактными термометрами. Санитарно-эпидемиологическая обстановка в учреждениях УИС находится под постоянным контролем.

- В местах лишения свободы всегда велась активная культурная жизнь, проводились спортивно-массовые мероприятия. Сейчас все также приостановлено, как и на воле?

Санитарно-эпидемиологическая обстановка в учреждениях УИС находится под постоянным контролем.

Санитарно-эпидемиологическая обстановка в учреждениях УИС находится под постоянным контролем.

Фото: пресс-службы УФСИН России по Алтайскому краю

- Да, проведение общих культурных и спортивно-массовых мероприятий в наших учреждениях тоже приостановлено. Мероприятия проводятся поотрядно: осужденные занимаются в спортивных уголках, либо просматривают программы, фильмы по кабельному телевидению. Мы в этом плане равняемся на регион. Когда наш губернатор разрешит занятия спортом на свежем воздухе, в учреждениях УИС тоже последуют этому.

- Мешают ли ограничительные мероприятия производственному процессу в колониях?

- Есть некоторые сложности. По некоторым показателям мы сократили производственные объемы. Стало меньше заказов на мебель, металлообработку.

- Сейчас у вас в самом разгаре посевная кампания. Расскажите, что уже посеяли и в какие сроки завершите работы?

- Всего в этом году мы планируем освоить более 1600 га земель. На полях работают осужденные из колонии-поселения №7 и участков колоний-поселений при ИК-3 и ИК-5. Они трудятся под руководством специалистов-аграриев. Уже посеяли ячмень на площади 120,5 га. Ведется подготовка почвы под посев гречихи. Всего планируют засеять 245,5 га. Посев гречихи начнут в 20-х числах мая. Завершили посев подсолнечника на площади 451 га. Идет посадка картофеля. Из запланированных 150 га посадили 75%. В КП-7 поселяли морковь и свеклу. В настоящее время высаживают рассаду капусты, выращенную в собственных теплицах. Всего высадят 122,5 тыс. корней. В начале июня начнут высаживать томаты и огурцы. Посевные работы планируем завершить до 10 июня.

- Куда идет выращенная сельхозпродукция?

- Часть урожая закладывают в семенной фонд, остальную используют для питания спецконтингента и корма животных. Выращенную продукцию перерабатывают на производственных участках наших колоний. Для этого у нас есть мельничные комплексы и крупяные производства, линия по изготовлению подсолнечного масла, участок по производству комбикормов. Мы полностью обеспечиваем потребности учреждений УИС в муке первого и второго сортов, крупах, подсолнечном масле, продовольственном картофеле и овощной продукции.

«Излишки» сельхозпродукции поставляем в другие территориальные органы ФСИН России: Республику Алтай, Томск, Челябинск, Владивосток.

- Сельским хозяйством деятельность УИС не ограничивается. Каким еще производством осужденные заняты в колониях?

- Осужденные заняты на дерево- и металлообработке, на производстве мебели, ремонте машин. В колониях изготавливают 32 вида печенья. Занимаются пошивом обуви – как для сотрудников, так и для сторонних организаций. Осужденные занимаются пошивом форменной одежды для УИС и других силовых структур. Поступает много заказов по пошиву различных изделий от частных предпринимателей. Спектр производимых у нас товаров и оказываемых услуг довольно большой.

- Осужденные, которые работают на производстве, имеют специальное образование?

- Одна из наших задач – дать осужденным образование. Ежегодно в профессиональном образовательном учреждении №274 ФСИН России у нас обучается около 1600 осужденных. В ПОУ обучают по 31 профессии, востребованной на рынке труда. По четырем из них обучение стартовало только с этого года: «Машинист экструдера», «Кеттельщик», «Оператор технологического оборудования в сооружениях защищенного грунта» и «Кухонный рабочий». Открытие новых профессий, прежде всего, связано с производственно-хозяйственной деятельностью учреждений УИС, потребностью в определенных специалистах.

- А после выхода из колонии осужденные идут работать по этим специальностям?

- Мы долгое время сотрудничаем с двумя крупными предприятиями. Там трудоустроены наши осужденные. Как показывает практика, они остаются работать на этих предприятиях и после освобождения. То же самое по швеям. У некоторых наших заказчиков есть свои швейные цеха. Осужденные, находясь в колонии, отшивают им продукцию, так сказать, набивают руку. После освобождения их также берут на работу швеями.

-Недавно все мы праздновали 75-летия Победы. В связи с ограничениями это было в сжатом, дистанционном формате. Как вы поздравили своих ветеранов?

- У нас 4 участника Великой Отечественной войны, 19 тружеников тыла и 157 «детей войны». Никого не оставили без внимания. Всех поздравили и вручили подарки. Ветеранам войны и труженикам тыла подарили цифровые фоторамки с записью моего видеопоздравления. Так как мне не довелось их поздравить лично. Также им подарили книги «Сотрудники УИС Алтайского края на дорогах Великой Победы».

- Расскажите подробней, что это за книга?

- В основу издания легли материалы, подготовленные Алексеем Ивановичем Кобелевым, – нашим пенсионером, членом Союза писателей и Союза журналистов России. В сборе дополнительной информации принимали участие советы ветеранов УИС нашего региона и Республики Алтай. Сотрудники УИИ предоставили информацию об участниках войны из ликвидированных исправительных учреждений. Общими усилиями удалось собрать информацию о 560 сотрудниках и работниках уголовно-исполнительной системы. Биографические справки подкреплены фотографиями ветеранов, копиями архивных документов, их воспоминаниями о войне. Одним словом, книга получилась достойной и красивой.