2019-11-05T14:06:20+03:00

Ушел в монастырь, вернусь не скоро. Как я решил взять тайм-аут от женщин

Откровения барнаульского журналиста из православной обители
Мужской монастырь в Коробейниково.Мужской монастырь в Коробейниково.Фото: ОЛЕКСЮК Иван
Изменить размер текста:

Моя жизнь пропиталась эстрогеном - на работе почти одни женщины, дома жена с тещей, на заправке, в парикмахерской - ну, вы поняли. Тут еще «нарисовалась» бывшая, которая когда-то сыграла на моей душе «полет валькирий», оставив пепелище. Позвал лучшего друга на рыбалку, поговорить по душам, так его не отпустила жена. Когтистая наманикюренная рука все крепче сжимала мою шею, и я решил взять тайм-аут. И ушел в монастырь.

Когда болит душа, работай

Богородице-Казанский мужской монастырь находится в селе Коробейниково Алтайского края. От Барнаула до него около 230 километров. Говорят, чудотворная икона, которая находится в местном храме, «пускает» к себе не каждого. Я вспомнил эту историю минут через 15, выехав по навигатору на разбитую грунтовую дорогу. Еще минут через десять в машине запахло то ли горящим сцеплением, то ли антифризом. Попытаться развернуться здесь значило - 100 процентов засадить машину по самые лонжероны в топь. И тут хмурое небо расступилось и выглянуло солнце, а вдалеке блеснул купол монастыря.

Навигатор проложил дорогу к обители по бездорожью. Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Навигатор проложил дорогу к обители по бездорожью.Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Коробейниково в октябре – это грязь и холодный пронизывающий ветер. На улицах никого, кажется, будто все затаились по домам и с тоской перелистывают календарь. Зато в монастыре все были чем-то заняты.

- Когда болит душа, первое дело - это работа. Всех, кто к нам приходит, мы трудиться отправляем. Бог каждого зовет, но мы его не впускаем, а когда ум занят, тогда Его стук в наши души легче услышать, - говорит отец Иннокентий.

Под куполом церкви кто-то оборудовал келью, зимой, правда, ночевать здесь не получится - холодно. Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Под куполом церкви кто-то оборудовал келью, зимой, правда, ночевать здесь не получится - холодно.Фото: ОЛЕКСЮК Иван

И мы начали работать. Копая под моросящим дождем яму под столб для электролинии, я старался думать, что дух имеет смысл закаливать именно в такие моменты, но мысль все время сбивалась к тому, что вот сейчас дома жена варит кофе.

Без молитвы не входить

В монастыре не больше 15 человек. Сюда едут по разным причинам, кто-то спрятаться от мира, как парень из Бийска с татуировками, сломанным носом и синяками в пол-лица. Другому мужичку на вид лет 40-50, это Юра - заведующий гостиницей, куда меня поселили. Он реставрирует церкви, провинился, отправили на «исправление». Были еще пара рабочих – мужики из Новоалтайска приехали починить колокольню, остальные – монахи и послушники.

Кто- выцарапал на стене... Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Кто- выцарапал на стене...Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Я все никак не мог понять, как монахи, многие из которых относительно молодые парни, достигшие успеха, раз – и оставили свою наполненную жизнь.

Бог призвал…

Я не удержался и спросил, может, это бегство? Гораздо проще жить, когда тебе не нужно выплачивать ипотеку, быть постоянно «эффективным», да и вообще стараться быть кем-то для близких, начальника, Васи с соседней улицы.

- Тут такие не задерживаются, попросту не могут, - говорит монастырский библиотекарь Игорь. – В монастыре особенный уклад жизни. Без сильной воли и веры здесь делать нечего.

Страж монастырского хозяйства. Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Страж монастырского хозяйства.Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Сам Игорь оказался в монастыре несколько лет назад – в прошлом работал на одном из крупнейших предприятий Алтайского края, хорошо зарабатывал даже по городским меркам, но не смог справиться с алкогольной зависимостью. Потерял работу, развелся. Знакомый священник посоветовал ему поехать в Коробейниково. И это помогло, но в монахи Игорь так и не постригся – встретил женщину. Они поженились и теперь живут в этой же деревне, держат хозяйство.

- Монастырь меня спас даже не от физической смерти, дал понять, что я кому-то нужен. Зависимость никуда не ушла. Но сейчас я могу тормозить, - говорит библиотекарь.

Сюда приходят разные люди, отец Арсений – бывший геолог, золото на Колыме искал. В монастырь пришел просто потрудиться и остался здесь. Отец Савва – инженер-наладчик станков лазерной резки металла, приехал из Якутии.

Монастырская живность. Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Монастырская живность.Фото: ОЛЕКСЮК Иван

- Я в Москве жил, в Барнауле пару лет, потом здесь оказался. Женщина была... Я не собирался в монахи до последнего момента. Был послушником, без каких-либо ограничений, а потом все-таки решился, - рассказал Савва.

В монастыре все делают сами - творог, сыры, масло и даже пекут хлеб. Фото: ОЛЕКСЮК Иван

В монастыре все делают сами - творог, сыры, масло и даже пекут хлеб.Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Сейчас мужчина заведует монастырской сыроварней, причем готовит неплохие сыры - Качотту, Гауду, Пармезан, Томм, Канестрато. Недавно его отправили на обучение к одному из самых известных сыроваров страны Павлу Чечулину. Сыр, творог, масло, хлеб и прочие продукты в монастыре готовят сами. Здесь же, при монастыре, держат животных, в хозяйстве есть вся необходимая техника и даже построили свою лесопилку – древесину заготавливают из отведенного под санитарную рубку леса. Со временем монахи собираются увеличить объемы производства сыра и возможно даже выйти на рынок – качество сыров отменное, но для увеличения объемов нужно сильно вложиться в производство – как минимум, закупить оборудование.

Про соблазны

Ко мне подошел один из монахов, парню около 35 лет, ему нужно было в магазин купить хлеб, а топать по грязи неохота. Говорю, давай подвезу. Пока ехали, я не удержался и спросил, как они тут без женщин.

- У монахов искушения в разы сильнее, чем у обычного человека – со вставших на этот путь спросу больше, - говорит монах. - Как без женщин? Тяжело, это одно из самых сильных испытаний, но и «приступы» длятся недолго. Помогает молитва, пост и тяжелая работа. Попробуй порубить целый день дрова на одном хлебе и воде или вообще без еды – быстро вся дурь из головы вылетает.

Кошки охотятся за мышами в коровнике. Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Кошки охотятся за мышами в коровнике.Фото: ОЛЕКСЮК Иван

Этот выбор сложно понять, но никто не обязан жить, как все. Монахи не ставят сроков – все, как Бог даст. Кто уезжает в другие монастыри, бывает, что и прерывают свои обеты, но про таких говорят, что им будет очень сложно найти свое счастье и покой в миру.

В Коробейниково нет ни одного фанатично настроенного человека. Главное, что объединяет здесь людей – покой и желание стать ближе к Богу. Не скажу, что стало понятнее, что творится в душе у монахов – на это не хватит дня и даже недели. Зато в уединении монастырского храма все мои мирские проблемы показались ерундой, да и к монастырской жизни я еще точно не готов – не выдержу искушений. Может быть потом, на закате жизни, отращу бороду и поселюсь в уединенной келье…

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также