2019-09-14T09:56:30+03:00

Онколог: «Бог сказал человеку - пора, а мы говорим - подожди!»

15 сентября отмечается День хирурга
Поделиться:
Комментарии: comments4
В операционнойВ операционнойФото: Юлия КОРЧАГИНА
Изменить размер текста:

Наша встреча с заведующим торакальным (проводящим операции на лёгких и грудной клетке) отделением №2 Алтайского краевого онкодиспансера Иваном Дегтяревым задержалось на сутки. Работа не отпустила.

- Почти весь день пробыл в операционной, - объясняет врач. - У пациента рак пищевода. Процесс был настолько запущен, что уже не проходила пища, только жидкость и то - с трудом. Мы провели так называемую операцию Льюиса - удаление и восстановительную пластику пищевода. Обычно для этого используются лоскуты желудка или толстого кишечника самого больного. В нашем случае мы из желудка сформировали пищевод и поместили его в грудную клетку. Теперь наш пациент сможет кушать, как все нормальные люди, а не через трубочки.

...Рабочий день Ивана Дегтярева начинается не просто рано: когда он приезжает к себе в отделение, добрая половина барнаульцев еще спит.

Иван Дегтярев Фото: Юлия КОРЧАГИНА

Иван ДегтяревФото: Юлия КОРЧАГИНА

- Зачем так рано? Врачи же с 8-00 работают?

- Официально - да: с 8-00 до 16-00. А неофициально - я приезжаю сюда к 6 утра и уезжаю в 5 - 6 вечера. Потому что у хирурга такая работа - если ты какие-то оргвопросы не успел решить до начала операций - а это 8-9 утра, то позже сделать это будет практически невозможно.

- И что это за оргвопросы?

- Надо посмотреть пациентов в реанимации, сделать отметки об их состоянии в дежурном журнале. Пообщаться с вновь пришедшими на госпитализацию, их родственниками, сложными больными и пациентами, которых веду лично я. Успеть сделать перевязки. В 8-00 - рапорт в отделении, в 8-15 - у главного врача.

А после операций, прямо как в фильме «Служебный роман», «погружаешься в сладостный, волшебный, поэтический мир сводок, цифр, отчетов, планов и смет» (смеется): начинается бумажная работа. У заведующего отделением ее в разы больше, чем у обычного врача. Это не только истории болезней, выписки и прочая документация, связанная с пациентами, но и различные отчеты, приказы, требования и тому подобное.

… Идем на утренний обход. Доктор Дегтярев осматривает пациентов, особое внимание уделяя вновь прооперированным: «Вам сегодня можно понемногу вставать, расхаживаться, только давайте без фанатизма. А вы у нас готовитесь на выписку, сегодня дождемся контрольных анализов и завтра, скорее всего, поедете домой».

- Иван Викторович, а как вообще пришли в медицину, почему выбрали хирургию?

- У меня мама была врачом, участковым педиатром. Она с детства меня видела в этой профессии и корректно направляла в нужную сторону. Маленького часто брала с собой на работу, дома - постоянно разговоры на медицинскую тему. Так и втянулся.

Мне всегда была очень интересна мамина работа, хотелось понять ее. Знаете, есть такие профессии, которые, чтобы понять, нужно увидеть изнутри. Медицина - одна из них.

Ну а почему хирургия? Меня всегда привлекали максимально сложные и объемные области. Хочется быть не просто специалистом, а специалистом высокого уровня. Поэтому после института я хотел быть либо травматологом, работать в сочетанной травме, либо хирургом-онкологом: именно здесь проводятся одни из самых сложных операций…

…В процедурной доктор Дегтярев пунктирует плевральную полость, забирает образец содержимого для последующего анализа и откачивает скопившуюся внутри жидкость. Процедуру проводит быстро, уверенно, внимательно следит за состоянием больного.

- Приходилось вам слышать обидные слова от пациентов?

- Иногда бывает. Человек не готов понять и принять, что у него, например, четвертая стадия, и мы уже ничего не можем для него сделать. В некоторых ситуациях лечение может не помочь, а навредить или даже убить быстрее, чем сама болезнь: в онкологии ведь очень тяжелая - физически и эмоционально - хирургия и терапия. А люди обижаются: «Вы же врачи, почему не можете?!»

Кстати, в средствах массовой информации напрасно активно муссируется мысль, что онкология легко лечится, что появляются гениальные технологии, даются нобелевские премии за методики, которые помогают избавиться от рака. Люди, читая это, совершенно логично ждут волшебного спасения от врачей.

Но ведь рак не побежден! Да, за последние годы положение вещей в онкологии сильно изменилось в лучшую сторону. Мы знаем значительно больше об этой болезни, научились лучше лечить некоторые виды опухолей, продлевать жизнь тяжелым пациентам, но говорить о каких-то судьбоносных прорывах преждевременно.

- Какие новые высоты осваивают, например, врачи вашего отделения?

- Мы сейчас пытаемся активно развивать лапароскопические резекции желудка, операции по удалению опухолей не через большие разрезы, а через маленькие проколы. Мощное оптическое оборудование дает хирургу больше возможностей для маневра внутри полости, а для пациента это однозначно более быстрый и легкий период восстановления.

Например, вчерашнюю операцию Льюиса мы делали полостным способом, но в скором времени планируем запустить комбинированный метод: манипуляции с желудком - лапароскопически, а резекцию и пластику пищевода - открытым способом.

- Ну что, в операционную? Увидите своими глазами, - приглашает врач.

- С какими мыслями обычно идете оперировать?

- Без всяких мыслей. Иду с очень большим удовольствием. Хочется встать спокойно за стол и сделать то, ради чего я вообще пошел в медицину.

…За хирургическим столом Иван Дегтярев работает сосредоточенно, тихо переговаривается с ассистентом и медсестрами:

- Зажим дай. Нет, не этот – Сатинского.

- Иван Викторович, а первую свою операцию помните?

- Это было еще в ординатуре в отделении общей онкологии. Я делал биопсию лимфоузла. Руки тряслись, было очень страшно. В общем-то несложная процедура заняла раза в 3-4 больше времени, чем я ее делаю сейчас.

- И как удалось справиться с волнением?

- А других вариантов-то не было. Глупо ставить амбициозные цели и не делать шагов в их направлении. Выдохнул и начал.

- Вы стали заведующим отделением совсем недавно. Изменился ли в связи с этим взгляд на хирургическую работу?

- Пожалуй, нет. Лишь стало больше переживаний, ответственности прибавилось. Раньше я как хирург вел 8-10 своих пациентов, а сейчас все пациенты в отделении стали «моими». За всех приходится отвечать.

- Вы ведь долгое время занимались джиу-джитсу?

- Да, 10 лет. Был кандидатом в мастера спорта, занимал призовые места на чемпионатах Сибири. А сейчас времени не хватает, а несерьезно заниматься совесть не позволяет. Поэтому, чтобы форму поддержать, хожу в тренажерку, боксирую.

- В джиу-джитсу как и в любых восточных единоборствах есть своя философия. Помогает она как-то в нынешней работе?

- Главное, чему учит джиу-джитсу, это внутреннее спокойствие. В любой внештатной ситуации, чтобы решить проблему, Мастер должен быть максимально собран. В операционной уровень стресса максимальный, там можно работать только по такому принципу. Когда периодически возникают нестандартные ситуации и нужно не просто быстро, а молниеносно принять решение, паниковать нельзя. Спорт учит самодисциплине, помогает победить себя.

- Похожи ли эмоции после операций на эмоции от побед или поражений в спорте?

- Нет. Все-таки это не одно и тоже. В спорте эмоции менее «сложносочиненные» что ли. Палитра переживаний за пациента гораздо богаче, ведь ты успел с ним познакомиться, узнать историю его жизни, понять, ради чего он хочет жить или, наоборот, почему опустил руки. Все очень сложно…

… Мы возвращаемся в ординаторскую. Еще пара вопросов во время чайного перерыва прежде, чем перейти к работе с документами.

- Верите ли вы в Бога?

- Да, верю. Как можно не верить в Того, с чьим промыслом хирург ежедневно борется. Бог сказал человеку: «Пора!», а мы говорим: «Подожди! Мы можем продлить его дни!»

- Не боитесь, что Он за это на вас может обидеться?

- Ну, вот встретимся, тогда и спросим.

- Как думаете, для чего человеку дается болезнь?

- Не для чего, и не за что, а почему. Онкология чаще всего возникает от неправильного образа жизни. У каждой нозологии есть предрасполагающие факторы, и в нашей торакальной области они по большей части и срабатывают. Кто наши пациенты? В большинстве случаев это заядлые курильщики, или те, кто злоупотребляет алкоголем, имеет другие вредные привычки, питается как попало, работает на вредном производстве. Все это, как ни крути, «симптомы» неблагополучной жизни.

Сейчас идет мода на здоровый образ жизни - все на фитнесе, следят за питанием, отказываются от вредных привычек. Дети-подростки многих моих друзей в 17-18 лет никогда не курили, не пробовали алкоголь и не собираются это делать. Лично мне нравится эта мода.

- А ваши пациенты, узнав, что у них рак, часто бросают курить?

- Чаще бросают. Примерно в 2/3 случаях. Никто не хочет умирать.

- Иван Викторович, какими достижениями в жизни, кроме работы, вы особенно гордитесь?

- Своими дочерьми. Сколько бы я не «жил» на работе, а семья для меня остается на первом месте. Старшая дочь, ей 9 лет, тоже хочет стать врачом. И, мне кажется, что по складу характера, по темпераменту эта профессия ей подходит. Я буду только рад поддержать ее в этом стремлении.

- 15 сентября - ваш профессиональный праздник - День хирурга. Что пожелаете коллегам?

- Работа у нас тяжелая, нервная. Но, несмотря на это, хирург всегда должен с желанием идти в операционную. А еще - постоянно учиться. Мой наставник Владимир Павлович Нечунаев всегда говорит: «Я сорок лет в хирургии и до сих пор учусь». Иного не дано. Это особенно остро понимаешь, работая в онкологии, где анатомия опухоли всегда измененная и не бывает одинаковых случаев. Я хочу пожелать терпения. Нельзя, чтобы погас блеск в глазах. Для хирурга это - главная мотивация.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также