Премия Рунета-2020
Барнаул
+15°
Boom metrics
Василий Шукшин 27 июля 2015 6:31

В Барнауле на «Литературном перекрестке» встретились писатели, поэты и читатели

Корреспондент «Комсомолки» записала самые интересные цитаты

Фото: Олег УКЛАДОВ

В четверг, 23 июля, у Алтайской краевой библиотеки на «Литературный перекресток: Шукшин и вся Россия» собрались знаменитые писатели, фотожурналисты, поэты и обычные читатели.

Глеб Шульпяков, поэт, писатель, возглавляет журнал «Новая юность»:

- Фильмы «Печки лавочки», «Калина красная» в море советских штамповок были сняты свободным человеком, который никаких ограничений не чувствовал, а если чувствовал, то пренебрегал ими. Это была крошечная территория абсолютной свободы. Человек умудрился в невозможных обстоятельствах найти нишу, потому что занялся поиском смысла собственной жизни, который отличает людей от обывателей. И мы можем по его метаниям судить, какое было душное непроходимое время для человека, который пытался найти точку опоры. Он ее не нашел. Но поиск есть. Этот смысл постепенно открывается, поэтому мы фильмы пересматриваем. Сегодня важно писать честные книги, а не подстраиваться под конъюнктуру, что сейчас, к сожалению, постоянно происходит.

Николай Иванов, секретарь правления Союза писателей России (Награжден орденом «За службу Родине в ВС СССР медалью «За отвагу»):

- Вот мы говорим о героях Василия Макаровича - чудики. Да не чудики они у него, а нормальные люди, которые в войну отстояли великую страну. А мы этим словом «чудики» порой низводим их до плинтуса. Я видел таких людей в Афганистане, Чечне, Донбассе. Почему-то большинство афганских памятников это солдаты с грустными опущенными лицами. А эти ребята повторили в Афганистане практически все подвиги Великой Отечественной войны. Люди с опущенными лицами никогда бы этого не сделали.

- Я часто провожу семинары молодых писателей. Почему-то молодые люди очень любят описывать смерть. Кто как умирает, как жизнь проходит перед глазами. Когда я был в плену в Чечне, меня вывели однажды с мешком на голове, сбросили живьем в могилу, мешок сдернули, автомат сверху в затылок приставили, а я начинаю думать: «Господи, а что они автомат так близко к голове поставили. Сейчас начнет стрелять, кровь по всей могиле разольется, запачкает ствол, придется отмывать». Такие детали их не придумаешь их только можно почувствовать. Поэтому я люблю сам добывать материал, люблю ездить в горячие точки.

Анатолий Ковтун, фотожурналист, кинооператор, один из лучших корреспондентов в истории «ТАСС»:

- Когда мне дали задание снять очерк о Василии Шукшине, у меня ноги затряслись, я тогда был влюблен в его творчество, все книги перечитал, картины пересмотрел. В первые дни общения сразу почувствовал его ершистый характер. Позже выяснилось, что у него маска это была - защита от ненужных встреч, разговоров, от приставаний всяких любопытствующих. Я очень хотел показать на фото - какой Василий Макарович на самом деле. Но это было очень сложно. Потом, когда я приехал на съемки фильма «Они сражались за Родину», мы встретились уже как добрые знакомые, и тут мне повезло, он передо мной больше становился собой. Но если честно из моих 500-600 фотографий только может быть три-четыре, где настоящий Шукшин. В остальных Шукшин, но не открытый… Один из ценных снимков – где он в гимнастерке в сапогах, чуть повернуто лицо, там он ранимый и чувствительный. К концу съемок, тогда у нас такие хорошие отношения сложились, я позволил недозволенное. Сказал: «Хорошо бы вас снять на пароходе на заходящем солнце». Он промолчал, не любил он позировать для фото. Но за день до отъезда подошел: «Ты просил, по-моему, солнце хорошее. Кадр я сделал симпатичный, но пустой. Прав был Василий Макарович, не любящий постановочных кадров.

Фото: Олег УКЛАДОВ

Фото: Олег УКЛАДОВ

Фото: Олег УКЛАДОВ

Фото: Олег УКЛАДОВ

Фото: Олег УКЛАДОВ

Фото: Олег УКЛАДОВ

Фото: Олег УКЛАДОВ

Фото: Олег УКЛАДОВ

Фото: Олег УКЛАДОВ

Фото: Олег УКЛАДОВ

Фото: Олег УКЛАДОВ

Фото: Олег УКЛАДОВ

Интересное