Общество5 апреля 2013 8:05

Прощай, наш любимый Бумбараш...

В родном селе Быстрый Исток попрощались с Валерием Золотухиным, любимого многими артиста похоронили на территории храма
Гражданская жена Валерия Золотухина Ирина Линдт с сыном Ванечкой

Гражданская жена Валерия Золотухина Ирина Линдт с сыном Ванечкой

Фото: Олег УКЛАДОВ

После прощания на Таганке в Москве и в Молодежном театре Алтая в Барнауле тело артиста доставили в родное село Быстрый Исток.

Задолго до прибытия траурного кортежа сельчане начали стягиваться к церкви. Первыми в храм вошли родственники и друзья. В четверг, 4 апреля поздно вечером, спустя час после прибытия кортежа, в Быстрый Исток приехал старший сын Золотухина Денис с детьми. Супруга Тамара Владимировна и гражданская жена Ирина Линдт с сыном Ванечкой ночевали в Барнауле, набирались сил перед последней церемонией прощания.

Гроб с телом Валерия Золотухина привезли в Быстрый Исток поздно вечером в четверг, кортеж встречали сотни людей

Гроб с телом Валерия Золотухина привезли в Быстрый Исток поздно вечером в четверг, кортеж встречали сотни людей

Фото: Олег УКЛАДОВ

Последней волей любимого артиста стало вернуться на родину в Быстрый Исток. Ведь всю жизнь, где бы ни был Валерий Сергеевич, он не забывал об Алтае – навечно прикипел он к этим местам. В Быстром Истоке всегда ждали своего знаменитого земляка, который для них был, прежде всего, дорогим и близким Валеркой, а уж потом великим артистом, певцом, актером и режиссером. Он чувствовал свою родину и всегда старался помогать, и не словом, а делом.

И вот Валерий Сергеевич вернулся на родину, теперь уже навсегда, и будет покоиться у храма, который построил на собранные концертами деньги.

Всю ночь двери храма были открыты для всех желающих поклониться любимому земляку. Людской поток не иссяк и к утру – люди продолжали нести цветы и венки к могиле своего земляка. Всего около трех тысяч.

На выходе из церкви некоторые плакали и делились воспоминаниями:

- Хороший был, веселый. Очень жалко, что такие талантливые люди уходят от нас. Мы очень любили его, он помогал нам, никогда не забывал, - вздыхает Любава Глухих, жительница села Быстрый Исток. - Он был наш, деревенский! Хороший был мужик, простой!

Почти все приходили к церкви с венками и охапками цветов

Почти все приходили к церкви с венками и охапками цветов

Фото: Олег УКЛАДОВ

После 11 утра церковь закрыли. Внутри остались лишь близкие друзья, родственники. Слез и рыданий не было – сил просто не осталось. Супруга Золотухина Тамара, Ирина Линдт с сестрой Натальей и сыном Ваней, старший сын Валерия Сергеевича Денис, брат близкого друга ныне покойного Михаила Евдокимова Константин и близкий друг семьи, с которым вместе строили храм Виталий Кирьянов сидели рядом, словно окаменевшие от горя.

Спустя несколько минут гроб с телом Валерия Золотухина вынесли под аплодисменты. В этот момент с неба полетели ледяные капли дождя и мокрый снег. Почти что ураганный ветер опрокидывал венки, прислоненные к ограде.

Гроб с телом Валерия Золотухина выносят из церкви села Быстрый Исток, впереди идет Епископ Барнаульский и Алтайский Максим

Гроб с телом Валерия Золотухина выносят из церкви села Быстрый Исток, впереди идет Епископ Барнаульский и Алтайский Максим

Фото: Олег УКЛАДОВ

Епископ Барнаульский и Алтайский Максим, провожая в последний путь Золотухина, коснулся плеча Ирины Линдт, которая стояла у открытой могилы не выпускала из рук Ваню и прятала слезы, утыкаясь лицом в капюшон сына. Максим прошептал ей что-то, вероятно, слова ободрения и поддержки. Тут же стояла жена Валерия Сергеевича Тамара Владимировна. За все время она не проронила ни слова.

На могиле практически никто не говорил речей: все слова были сказаны еще 4 апреля на панихиде в МТА.

Слово взял только Виталий Кирьянов. Сказал немного, по-простому, но то, что хотели бы выразить все присутствующие.

- Валерий Сергеевич был необычайно талантливым человеком. И что очень важно, ни на миг не забывал свою малую Родину. Другого такого не будет.

Затем пришло время прощаться с покойным.

Первой к гробу подошла Ирина с сыном. Она постоянно наклонялась к Ване и говорила с ним, а восьмилетний мальчишка стоял уставший и бледненький.

Гражданская жена Валерия Золотухина Ирина Линдт не могла сдержать слез и самой последней ушла от могилы, справа от нее их сын Ванечка

Гражданская жена Валерия Золотухина Ирина Линдт не могла сдержать слез и самой последней ушла от могилы, справа от нее их сын Ванечка

Фото: Олег УКЛАДОВ

Могилу не пришлось закапывать лопатами, как это обычно бывает: пришедшие бросали горсти земли и наполнили ею могилу.

Среди тех, кто последними покидали место захоронения Валерия Золотухина был и брат покойного Михаила Евдокимова близкого друга и кума актера Константин Евдокимов.

- Мы были знакомы с Валерием Сергеевичем лет пятнадцать-то точно, - вспоминает Константин Сергеевич. - Нас познакомил Михаил Сергеевич. Валерий мыслил очень глубоко и основательно. Он продумывал и обсуждал все до мелочей. Эта основательность чувствовалась во всем. Эту церковь он планировал много лет и, в конце концов, он ее построил. Если он что-то замыслил, то обязательно добивался своего, если обещал, то выполнял. Говорят, что незаменимых людей нет. Это неправда, кто заменит Валерия Сергеевича? Валеры нет… Его все любили, не представляю, чтобы кто-то держал не него зло. Его уважали все. Как-то он мне сказал, мол, какой я тебе Валерий Сергеевич?! Я – Валера! С рождением Вани, наши семьи породнились, ведь Михаил стал крестным младшему сыну Валерия Сергеевича. Когда я был в Москве, мы встречались, Ваню я помню еще карапузом. Сейчас он меня, конечно, не узнал и мы как будто снова познакомились.

На наш вопрос о том, почему на похороны не приехала вдова Михаила Сергеевича, Галина Евдокимова, ведь они тоже были дружны, Константин Евдокимов пояснил:

- Она собиралась приехать, но заболела. Совпадение, но у Галины сегодня рождения, конечно, она празднование перенесла.

Могилу не пришлось закапывать лопатами, пришедшие проститься закидали ее землей полностью

Могилу не пришлось закапывать лопатами, пришедшие проститься закидали ее землей полностью

Фото: Олег УКЛАДОВ

А тем временем, несколько запоздавшие люди продолжали идти с цветами и венками.

Все понемногу стали расходиться, пришедших пригласили на поминки: для родственников, друзей, представителей власти столы накрыли в кафе «Покровское» - всего на 50 человек, остальных на автобусах отвезли в местную школу, где ждали около 600 человек.

Только один человек задержался у могилы - Ирина Линд, совсем обессилевшая и вымотанная горем, осталась ненадолго одна, склонилась и что-то тихонечко шептала одними губами.