Общество

«Как в клетке». Барнаульская семья живет на улице, которой нет

Хозяин дома несколько лет безуспешно сражается с «мельницами» госучреждения
Четная сторона Шевченко на перекрестке с Ядринцева перешла во владение Педуниверситета

Четная сторона Шевченко на перекрестке с Ядринцева перешла во владение Педуниверситета

Фото: Олег УКЛАДОВ

- Мое терпение лопнуло, когда сотрудница педуниверситета, связанная с хозяйственной частью, стала кричать на мою внучку. Та играла в снегу за оградой дома, - вспоминает Михаил Дрозд. - И это было не положено…

Вот уже несколько лет семья барнаульца живет на улице, которая однажды частично исчезла с градостроительных карт. Четная сторона Шевченко на перекрестке с Ядринцева перешла во владение педуниверситета. Деревянный дом теперь ютится рядом как маленький гриб среди больших деревьев. Его хозяева не имеют права даже машину под окнами поставить. Когда была свадьба сына Михаила Ивановича и нарядные автомобили подъехали к дому, это обернулось скандалом и стало ложкой дегтя на празднике.

Не согласился на сделку

Грустная история, по словам Михаила Дрозда, началась в 1993- м году. Тогда жилища с улицы Шевченко шли под снос. И дом по адресу Шевченко,130, где проживала семья с тремя детьми, тоже должны были снести.

- Тогда все соседи получали квартиры от города. Нашей семье из пяти человек была положена четырехкомнатная квартира, а мне предлагали трехкомнатную, причем квадратов в ней было меньше чем в доме, где мы теперь живем, - рассказывает глава семейства, который принял тогда решение остаться в доме и терпеливо ждать четырехкомнатной квартиры.

Михаил Дрозд

Михаил Дрозд

Фото: Олег УКЛАДОВ

Но никаких других вариантов семье не предложили. Вернее, по словам мужчины, было предложение от сотрудницы педакадемии прописать в доме ее родственников, взамен получить более хороший вариант жилья. У Дрозда есть даже аудиозапись, где дама говорит, что все решит, и обе семьи получат по квартире.

- Я не согласился, это показалось противозаконным, - говорит пожилой мужчина. - В итоге мы дожили до того, что улицы рядом просто не стало, а сам дом оказался «в капкане».

Обложили

- В 2009-м году участок улицы Шевченко рядом с их домом после межевания был передан педагогической академии (ныне университет). С тех пор началось настоящее издевательство, - рассказывает Михаил Иванович. - Приезжаю к дому как обычно, там бетонные блоки лежат, охрана учреждения грубит: что хочешь, то и делай, а гараж переноси.

Для Дрозда это было как удар под дых.

- Ситуация получалась абсурдная и несправедливая, согласитесь, - размышляет Михаил Иванович. - Я, живущий с женой и тремя детьми, в своем доме с 1979 года, на родной улице, теперь не мог проехать к собственному дому и улицы рядом с домом не стало.

Сервитут

Упрямый мужчина решил не сдаваться и отправился в суд с намерением вернуть под свои окна кусочек улицы. Не тут-то было. Ему везде вежливо отказывали.

Правда, в 2012-м году смилостивились, по судебному решению Дрозду в качестве «компенсации» был предоставлен сервитут (право ограниченного пользования земельным участком для круглогодичного проезда.) Михаилу Ивановичу выдали ключ, которым открывается заграждение.

«Блокада не исчезла»

- На самом деле блокада не исчезла, - говорит Михаил Дрозд. - Я не могу оставить машину рядом с домом, зимой не могу разгрести завалы, дети не могут ко мне приехать на своих авто. Но когда стали кричать на мою внучку, что она рядом с домом в сугробе играет, это было уже за гранью терпения.

После того случая возмущенный дед даже жаловался в полицию, но сотрудники университета факт отрицали, ссылаясь на конфликтный характер соседа.

Между тем Михаил Дрозд вновь и вновь обращается в различные инстанции, стремясь вернуть себе часть утерянной улицы.

Представители Алтайского педагогического университета в свою очередь в официальных ответах ссылаются на выделенный ему сервитут, уверяя, что нарушения прав Михаила Дрозда и его семьи не имеется.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Так и кондрашка хватит». Барнаульцы жалуются на долгий ремонт лифтов

- Я инвалид второй группы, у меня болезнь Паркинсона, - рассказывает Мария Ивановна. - И вот уже больше месяца мне приходится, задыхаясь, подниматься на шестой этаж. А соседка Анна Ивановна, 93-х лет, только один раз вышла, так еле потом помогли ей подняться, сейчас вообще не выходит на улицу (подробнее)