2020-05-27T23:05:38+03:00

Вахтанг Кикабидзе: «В России не был с 2008 года — нельзя петь людям, которые хотят побить»

Советский актер — о скрытом финале «Мимино», изоляции, тоске по СССР и Фрунзике Мкртчяне
Поделиться:
Комментарии: comments139
Меня тянет в Россию — очень хочу петь.Меня тянет в Россию — очень хочу петь.Фото: Владимир ВОРСОБИН
Изменить размер текста:

Из Тбилиси звезда комедий «Мимино» и «Не горюй!» Вахтанг Кикабидзе вышел на связь с украинским журналистом Дмитрием Гордоном. Часовой разговор получился в привычном формате: много елея, деталей, политики и ностальгии. «КП» приводит ключевые выдержки беседы.

ПРО КОРОНАВИРУС

«В Тбилиси все спокойно. Чрезвычайного положения нет. Следим за международным положением. Верю ли я в существование коронавируса? У меня есть мнение, но обижать никого не стану. Пусть верят дальше. Посмотрим, куда выедет это все. Карантин повлиял на всех. Некоторые живут в одноквартирных домах. И когда им говорят про изоляцию, они хотят выгнать всех близких и остаться одним. Понимаете? Надо быть готовым ко всему. Грузия — маленькая страна с большой безработицей. Позавчера смотрел передачу, так вот там показывали район, в котором производят почти всю зелень для базаров Грузии. В основном занимаются азербайджанцы. И вся эта зелень пропадала! Показывали людей, которые выходили, выли, кричали, плакали: «Что нам делать?».

ПРО РОССИЮ

«Я не был в России с 2008 года (после вооруженного конфликта в Южной Осетии — Авт.). Но у меня есть отдушина. У меня замечательные русскоязычные друзья, и когда мне хочется петь русские песни, приезжаю на Украину. У меня лежит множество писем с приглашениями в разные города России — от Дальнего Востока до Москвы. Все время приглашают. Но нельзя петь тем людям, которые тебя хотят побить. Я о политиках. Не всех, конечно. Если пришел к тебе танк, ты не должен потом петь и развлекать. История расставит все по местам. Если буду жив, то позвоню и скажу: «Еду с концертом в Москву». Меня тянет в Россию — очень хочу петь. Но не могу».

ПРО «МИМИНО»

«Из фильма многое вырезали. Финал в том числе. Вообще, это не комедия. Это философский фильм о том, что человек должен жить там, где он родился. Это его место. А финал был такой. Был такой персонаж Петре, он подковывал лошадей в зеленой зоне Омало — горы, снег, альпийские пейзажи. Так вот он спрашивает: «Валико, ты правда за границу будешь ездить?». Мимино отвечает: «Ну да». И он его просит привезти подковы, на которых написано «Made in USA», чтоб когда лошадь бежала — все видели. И когда в аэропорту в Германии Валико покупает крокодила Рубику (Фрунзик Мкртчян), он покупает подковы для Петре. Потом в самолете на обратном пути у Мизандари происходит диалог на повышенных тонах со стюардессой, и он, извинившись, спрашивает: «Хотите, чтоб я вышел?». Она отвечает: «Нет»». «А я хочу», - отвечает он. И после этого выходит и съезжает на заднице по этим горам к кузнецу Петре. «Вот, - говорит, - Привез тебе подковы». А тот отвечает: «Мы тут с Бостоном побратались, такая небольшая деревня, четыре дома. Так что подковы есть, гвоздей теперь нет, гвоздей нет?». И когда Мизандари уходит, тот начинает смеяться: «У тебя штаны лопнули». А Мимино отвечает: «У тебя справа Эльбрус, справа — Казбек, такая красота, а ты мне прямо в задницу смотришь!». Вся эта линия была вырезана, поэтому мы не увидели. Жизнь — сложная штука, это не просто творить хорошие дела».

ПРО МКРТЧЯНА

«У него был цирроз печени, и вдруг он мне позвонил. «Я 20 лет стою в очереди на «Волгу», не могу получить!». А я ему говорю: «Приезжай в Тбилиси, я с тобой пойду по всем инстанциям, сразу все дадут». И он приехал. Был похудевший, плохо с сердцем. И мы пошли к Эдуарду Амвросиевичу (Шеварнадзе — президенту Грузии), он его обнял, встретил. И через пять секунд выписал разрешение. Я думаю: ну, сейчас и я попрошу! Говорю: «Эдуард Амвросиевич, а мне тоже можно? А у меня штрафы были!». А он отвечает: «А тебе нет».

ПРО СССР

«Мне не очень нравился герб СССР. Какая фантазия должна быть у художника, чтоб это утвердить? Двуглавый орел — другое дело. Я не очень был доволен тем, что не мог представлять свою страну. Мы были в составе СССР, который почему-то нигде не любили. Но духовность была! Люди друг друга уважали, знали, что варятся в одном котле. Относились как брат к брату. Сейчас такого нет. Любить надо ближнего, соседа. Вот у нас если кто-то скончается в районе, в этот день никто в домах не шумит, даже телевизор громко не включают. Стараются проявить отношение к горю»

Жизнь — сложная штука, это не просто творить хорошие дела. Фото: кадр из фильма

Жизнь — сложная штука, это не просто творить хорошие дела.Фото: кадр из фильма

ПРО СТАТУС ЗВЕЗДЫ

«Я никогда не ощущал себя даже артистом. Бог не дал такого. Просто думаю, что человек должен быть скромным. Чем бы он не занимался. Я один раз на ужине у Зураба Церетели был. И там человек сидел с супругой. А я вижу, что знаю его. Оказывается, это был министр финансов СССР. И он говорит: «Вахтанг, когда я уйду с поста, про меня никто и не вспомнит. А хороший артист очень долго живет» Такая философия жизни».

ПРО БОГА

«Человек должен во что-то верить, иначе нельзя. Я очень часто хожу в церковь, потому что у меня такое чувство, словно там я очищаюсь. Там тихо, пахнет ладаном, никто не кричит и не машет руками. Можно поставить свечу и подумать о своем. Красиво и приятно смотреть на иконы. На человека сверху кто-то смотрит, это точно. И может указать место»

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также