Общество

Дмитрий Куракин, министр экологии Московской области: «До конца года закроем все мусорные полигоны»

Заместитель Председателя Правительства МО в интервью kp.ru рассказал, как продвигается мусорная реформа в регионе
Дмитрий Куракин, министр экологии Московской области

Дмитрий Куракин, министр экологии Московской области

Идеологический принцип мусорной реформы в Подмосковье – максимальная переработка отходов. В столичной агломерации живет более 20 миллионов человек. Объем мусора, который они производят, исчисляется миллионами тонн. Куда девать это гигантское количество отходов? И как продвигается в регионе мусорная реформа? Об этом в интервью «КП» в кулуарах XI Международного форума «Экология» в Санкт-Петербурге рассказал Дмитрий Куракин, Заместитель Председателя Правительства МО - министр экологии и природопользования.

В ИДЕАЛЕ ИДЕМ К НУЛЕВОМУ ЗАХОРОНЕНИЮ

- Дмитрий Александрович, сколько Москва и Подмосковье генерируют отходов?

- Мне кажется, более сложной ситуации, чем на территории московской агломерации, представить себе нельзя. Москва и Московская область генерируют вместе от 15 до 20% всех твердых коммунальных отходов страны. При этом на территории Московской области размещаются даже не все из них. Как известно, Москва везет мусор еще в шесть других субъектов РФ.

- А сколько оседает в Подмосковье?

- На территории Московской области размещается порядка 12 - 13% всех отходов. Но считаем, что с нашими сложностями мы справляемся довольно успешно. Важнейший идеологический принцип реформы отрасли коммунальных отходов, который принят областью и не принят во многих других субъектах, заключается в том, что у нас не будет полигонов твердых коммунальных отходов. Полигоны только закрываются, и не открывается больше ни одного.

- Тогда куда девать весь этот мусор?

- Только на современные высокотехнологичные предприятия, которые на первом этапе реформы обеспечивают изъятие всей органики и превращение ее в безопасный компост. Тем самым мы уменьшаем тот остаток, который придется захоронить, на 50%. Он становится не токсичным и относительно безвредным для окружающей среды. На следующем этапе мы идем к термическому обезвреживанию, в идеале - к нулевому захоронению. Такая реформа принята, и она идет. И когда я читаю разные отчеты про то, что мусорная реформа провалилась, это точно не про Московскую область.

- Но проблемы в ее реализации точно есть…

- Не бывает просто. На первоначальном этапе у нас иногда сбоило внедрение двух бачков, страдало качество работы по вывозу, по очистке контейнерных площадок. Сейчас эта проблема решается, и жители Подмосковья это видят. У нас на старте реформы было 13 тысяч контейнерных площадок, а сейчас почти 35 тысяч. Есть цифры, с которыми не поспоришь. И есть эффекты, с которыми не поспоришь. Если кому-то не нравится, что выросли тарифы, кто-то не доволен тем, что до сих пор есть запах с объектов, то надо понимать, что нельзя все проблемы решить одномоментно. Надо просто посмотреть, что реально сделано. И поверить в то, что все остальное будет выполнено в четко обозначенные сроки.

РЕКУЛЬТИВАЦИЯ ДЕЛАЕТ ПОЛИГОН БЕЗОПАСНЫМ

- А кто производит больше мусора: граждане или бизнес?

- Проблема отходов не сводится только к твердо-коммунальным отходам. Московская область генерирует 50 миллионов кубических метров строительных отходов и грунтов. Добавьте к этому промышленные отходы, медицинские отходы, которые регулируются отдельно. И поймете, какую фантастическую нагрузку несет на себе Московская область в плане необходимости создания качественной индустрии. До конца этого года у нас уже будет 8 современных КПО – комплексов по переработке отходов, где реализуется первый этап – изъятие органики и полезных фракций. Мы закрываем все полигоны в 2020 году. Только три из них будут перепрофилированы в комплексы по переработке – это Храброво, Алексинский карьер и Тимохово.

- То есть там будут разбирать уже накопленный мусор?

- Накопленный мусор вывезти никуда нельзя, он уже накоплен. И все, что можно сделать и делается, - это рекультивировать полигон, то есть убрать его негативное воздействие на окружающую среду. То, что мы называем приличным словом «полигон», на самом деле, таковым не является. По крайней мере, в Московской области. И в позднесоветский период, и в новое время, в 90-х – начале нулевых, по сути, это были свалки, на которых не соблюдались даже принятые в советский период технологии эксплуатации полигонов.

- К чему это привело?

- Последствий много. Усугубление экологических проблем, повышенное выделение свалочного газа в атмосферу, выделение фильтрата в почву – это то, что причиняет беспокойство людям. Мы достаточно быстро продвигаемся, закрываем все полигоны, а их 39 на территории области. Полностью в этом году мы рекультивируем 10. 28 полигонов включены в федеральный проект "Чистая страна". По ним идет рекультивация в соответствии с той дорожной картой, которая прописана в проекте.

- Рекультивация. Насколько она снижает негативные эффекты?

- Она делает полигон полностью безопасным. Его негативное воздействие по выделению в атмосферу или в почву загрязняющих веществ не превышает предельно допустимых концентраций. С точки зрения существующих норм эти объекты становятся безопасными, но с точки зрения того, что они вообще являются безразличными на эмоциональном уровне восприятия, конечно, нет. Хотя те полигоны, которые мы уже рекультивировали, они неплохо выглядят в этом плане. Эстетически они приятны, они превращаются в симпатичные холмы с террасами, с зеленой травой, с подпорными стенками, чтобы он не рассыпался, не разваливался. И все больше и больше к нам приходит предложений о каком-то полезном использовании этих объектов. Нам даже предлагают устраивать там сельскохозяйственные объекты. Например, чтобы пасти там овечек.

- А это возможно?

- Да. Верхний плодородный слой нормальный и ничем не отличается от обычного.

БОРЬБА СО СТИХИЙНЫМИ СВАЛКАМИ

- Есть и другая проблема – несанкционированные свалки. Как с ними боретесь?

- Это очень серьезная проблема. На начальном этапе мусорной реформы закручивание гаек на полигонах привело к увеличению количества несанкционированных свалок. Мы понимаем, что репрессивные меры малоэффективны. И они не сопоставимы с реальной экономикой этого бизнеса. В отношении несанкционированных свалок более эффективны системные меры. И тем хороша оказалась реформа в том формате, в котором она была реализована на территории Московской области, что у нас нет на сегодня несанкционированных свалок коммунальных отходов. Мы их не видим.

- За счет чего это получилось сделать?

- От мусорного контейнера отход становится контролируемым с точки зрения наличия электронного талона и системы ГЛОНАСС на автомобиле, а также контроля движения этого транспортного средства. Поэтому мы не видим проблемы с распространением ТКО по территории Московской области в виде нелегальных свалок. Тем не менее, число свалок не уменьшается, точнее уменьшается очень медленно. И в основном проблему нам создают строительные отходы и грунты. Здесь мы готовим системное решение. В ноябре в Мособлдуму будет внесен проект соответствующего закона. И мы предложим тем, кто генерирует отходы, то есть строительным компаниям, новую систему обращения со строительными отходами и грунтами. Там будет использован, в том числе, наш опыт в плане контроля за ТКО – с момента образования отхода и его передвижения до момента поступления на место утилизации.

- Стихийные свалки. Их все равно довольно много. Могут ли власти их убрать?

- Конечно. Мы их убираем. В этом году появилось больше трех тысяч стихийных свалок на территории области. А убрали мы больше четырех тысяч, потому что речь идет о накопленном эффекте за предыдущий период. Сейчас мы фиксируем около 500 свалок. По ним или запланирована, или уже ведется работа по ликвидации. Цифра достаточно большая, но хорошей новостью является то, что в области создана управленческая система, которая называется «Центр управления регионом» (ЦУР). Она хороша тем, что аккумулирует у себя информацию о любых источниках, обо всех инцидентах, обо всех негативных моментах, которые должны быть решены. И делает это системно, на рабочих компьютерах у соответствующих чиновников, которые отвечают за решение той или иной проблемы. И далее процесс решения проблемы контролируется на каждом этапе.

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

- То есть о наличии свалки могут сами жители сообщить?

- Именно. В Московской области есть система обратной связи – «Добродел». Там уже 1 миллион 600 тысяч пользователей, причем активных. Там можно разместить фотографии и отправить сообщения. Мы получаем информацию, которая мгновенно фиксируется в ЦУРе и становится объектом нашего контроля. По каждому этому объекту существует нормативный срок его ликвидации, который также контролируется. ЦУР – это красные лампы, которые загораются в том случае, если что-то пошло не так и в установленные сроки проблема не была решена.

- Важно не только убирать, но и не мусорить. На ваш взгляд, как привить в России экологическую культуру?

- Это ключевой вопрос. Я в прошлом году был в Германии и видел процесс мытья бутылочек и пластиковых коробочек из-под йогурта. В корзину с надписью «Пластик» их уже укладывают чистыми, без органики. И на мой вопрос: «Зачем вы это делаете?» Мне ответили: «Так положено, так надо». У людей в головах это уже закреплено! Они прошли эту эволюцию. Как, кто это сделал? В школе? С молоком матери они это впитали? Даже те люди, которые к ним приезжают, например, мигранты, достаточно быстро адаптируются, потому что в обществе накоплена критическая масса этого мировоззрения, этих экологических практик. В этом плане мы не видим другой альтернативы, как пытаться работать с детьми, вовлекать школьников через экологические акции, через образовательные программы формирования у них соответствующего мировоззрения. И мы уже видим примеры, когда родители рассказывают, что ребенок приходит из школы и говорит: «Мама, не кидай батарейки в пакет, так нельзя». Это хорошо. На это надо делать ключевую ставку и направлять туда все усилия.