2016-11-24T10:41:01+03:00
Комсомольская правда
6

Житель алтайского села справился с инсультом, вышивая родовое древо

С каждой найденной семейной историей у Семена Рукина будто силы прибавлялисьС каждой найденной семейной историей у Семена Рукина будто силы прибавлялисьФото: Светлана СМОЛЯННИКОВА

Как оказалось, род Рукиных является одним из самых знатных в мире, семья даже имела свой фамильный герб

Никто из нас не застрахован от внезапных ударов судьбы. - В тот день мы ехали с водителем по полевой дороге и вдруг в голове что- то щелкнуло. В следующий миг дикая боль, звон и гробовая тишина, - вспоминает Семен Рукин.

Потом были врачи, больницы, выход на работу - Рукин возглавлял отдел сельского хозяйства в администрации Курьинского района Алтайского края. И новый приступ боли…

- Выписали меня с пляшущей походкой. Доктор сказала, что я счастливчик, мол, выжил в таком переплете. Но я тогда впал в отчаяние, - вспоминает Семен Александрович. Мысль о том, что он больше не сможет работать, для 47-летнего трудоголика была невыносимой.

Новая цель

- Он всегда был в гуще событий, а тут, - вспоминает жена Нина Васильевна. - Мы все очень переживали. Когда с маленьким внуком оставляли его дома, наказывали: "Саша, дедушке чай принесешь". День прошел, приходим, внук говорит: "Баба, теперь уже деда мне чай наливает". Немножко отлегло, и Семен сразу стал вставать и делать что-то по дому и огороду.

Но обычных домашних забот Рукину было мало. Ему хотелось поставить перед собой важную цель, дать работу и голове, и рукам. И этой целью стало родовое древо.

- Я всегда интересовался историей нашей семьи, видимо, пришло время заняться этим серьезно, - говорит Семен Александрович.

С этого момента он завел семейный дневник, стал списываться с родственниками, отправил запросы в архивы. Постепенно перед исследователем раскрывались неизвестные страницы истории рода.

Крепкие люди

- Более ста лет тому назад несколько семей Рукиных переселились на Алтай из Воронежской губернии. Добровольно, без принуждения властей. Все они жили крепко, основательно. Один из них, Тит Петрович Рукин, по архивным данным имел торговую лавку, 20 голов лошадей, много другой живности, - записано в семейном дневнике.

Мы сидим за хлебосольным столом. В центре стоит ароматный горячий хлеб с румяной корочкой, испеченный хозяином. Талант печь вкусный хлеб у него от деда - Тихона Борисовича, в революцию воевавшего за большевиков, выбранном председателем совета, но бросившим эту должность в годы НЭПа и ушедшего работать на мельницу.

- В коллективизацию напарника деда закололи вилами, а сам он кинулся с семьей в бега, бросив мельницу, - вздыхает Семен Александрович. - Вернулся в родное село Тихон лишь много лет спустя.

В тридцатые годы пострадало немало зажиточных курьинских крестьян. Тит Петрович в то время был расстрелян, а семью его отправили в Туруханский край.

Когда мы выходим из-за стола, Семен Александрович достает еще один раритет - крепкий старинный гвоздь - как восклицательный знак в память о двоюродных дедах Денисе и Павле - именитых кузнецах. На изделиях этих ассов, которые, по словам старожилов, по два гвоздя с единого нагрева ковали, и деревянный мост в Курье крепился, и церковь была построена. В доме Рукиных сегодня даже есть часть ограды, выкованной Денисом и Павлом.

Новые ветви и листья родового древа стали лучшим лекарством для Семена Александровича.

- С каждой из историй, которые я собирал по крупицам, во мне будто силы прибавлялись, - говорит представитель крепкого рода. - Сначала я разыскал всех алтайских родственников, потом на меня вышли воронежцы, москвичи.

"Кровь - не водица"

Когда человек углубляется в дело, судьба посылает ему подарки. Таким подарком для Семена Александровича стали материалы Андрея Закутского, доктора медицинских наук из Воронежа, написавшего две монографии об истории знаменитого рода. В письме к нашему герою Закутский написал: "Нельзя не восторгаться вашей заинтересованностью всем, что относится к истории Рукиных. Все таки рукинская кровь - не водица. Род Рукиных один из самых знатных в мире..."

Оказалось, что прародитель рода был ближайший сподвижник главы первого мусульманского государства в Аравии. Его потомок Мурза Шейдяк из малой Ногайской Орды однажды прислал на службу к Великому князю Московскому Ивану III (1440-1505) трех своих сыновей. Один из них - крещеный именем Иван Рука был записан на службу Московского двора. Рукины даже имели фамильный герб. Но к XIX веку почти все дворяне с этой фамилией разорились и стали однодворцами - государственными лично-свободными крестьянами...

Вышивая, оживал

Собрав бриллианты семейной истории, Семен Александрович взял нитки, иголку и начал вышивать родовое древо на мешковине. А ведь до этого, после инсульта, он даже ходил покачиваясь, иголка в руках плясала. Но сила рода вновь стала помогать ему. Стежки-дорожки становились четкими, дерево обрастало кроной, в руках появлялась сила. Теперь этот удивительней холст, насчитывающий 200 имен, висит в его комнате на самом почетном месте.

- Вышил я, конечно, примитивно, - скромничает Рукин. - Но когда гляжу на это древо, думаю, что я самый богатый человек в районе. Все это позволило мне выжить. Я ожил как родник, который расчистили.

Заветный ключ

Про родник - не просто красивые слова. В селе Рудовозово, где он родился, звенит хрустальный ручеек.

- Я его с детства помню, и каждый год к нему приезжал. А тут как-то лет пять не был из-за этой болезни, - вспоминает собеседник. - Прихожу, тенетой заволокло все. Я удивился - родник молчит.

Тогда он пошел в сельсовет, вскоре и стар, и млад пришли расчищать заветный источник. А чтобы веселее народу было, Семен Рукин на собственные деньги купил баранины и сделал шашлыки. В селе этот день стал праздником.

Обелиск

Сегодня рядом с говорящим родничком стоит памятник рудовозовцам военных лет. С надписью: "Вечно благодарные вам дети". И этот памятник сделал для родного села Семен Рукин!

- Мы как-то оказались в больнице с земляком Иваном Андреевичем Калачовым, тот и начал разговор: "Везде памятники ветеранам стоят, вот бы в Рудовозово сделать!". Решили эту идею воплотить, посвятить памятный знак и воевавшим, и труженикам тыла, - вспоминает собеседник. - А через полгода Иван Андреевич умер... Но дело, которое мы с ним задумали, я не бросил. Собрал в Рудовозово мужиков, женщин, собрание провели. Кто-то спросил: "Кому это надо?". Мне, вам, вашим отцам, матерям. Пошел в совет, там спросили: "Кто будет строить?". Сами!

Вскоре Семен Рукин с сыном Олегом во дворе дома выливали стелу из бетона, каску солдатскую. Буквы он тоже сам писал. На открытии обелиска многие всплакнули, вспомнили ушедших родственников...

В тот день Рукин подарил растроганным сельчанам и по книжечке с историей Рудовозово. Брошюрку он составил сам и напечатал 100 экземпляров на свои деньги.

Спустя время возле памятной стелы собрались представители рода Рукиных, которых Семен Александрович собрал со всех концов страны от Камчатки до Калининграда. В районе по этому поводу даже подготовили торжество, посвященное 525-летию легендарного рода. В тот день у семейного родника долго не смолкали песни и душевные разговоры.

"Он и наш родственник"

В октябре Семену Александровичу исполнилось 75 лет. В день рождения телефон не умолкал: юбиляра поздравляла родня со всех концов страны!

- Это редкий человек, - говорит о нашем герое Тамара Морозова, директор Казанцевской средней школы. - Для нас он тоже как родственник. В трудные времена Семен Александрович взял шефство над нашими школьниками и даже стипендию назначил для отличившихся. И это вознаграждение он выделял из своей пенсии!

Люди благодарили его, желали крепкого здоровья. А Семен Рукин улыбался в усы и раздумывал о том, какие новые важные цели себе поставить.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24